Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter 58 - ГЛАВА 58.

Teabing's "study" was like no study Sophie had ever seen. Six or seven times larger than even the most luxurious of office spaces, the knight's cabinet de travail resembled an ungainly hybrid of science laboratory, archival library, and indoor flea market. Lit by three overhead chandeliers, the boundless tile floor was dotted with clustered islands of worktables buried beneath books, artwork, artifacts, and a surprising amount of electronic gear-computers, projectors, microscopes, copy machines, and flatbed scanners.

Кабинет Тибинга совсем не походил на кабинеты, которые прежде доводилось видеть Софи. По площади он раз в шесть-семь превышал самые роскошные и просторные офисы и походил на научную лабораторию, библиотеку архива и "блошиный" рынок одновременно. Освещался кабинет тремя люстрами, плиточный пол был заставлен бесчисленными столиками и тумбами, заваленными книгами, картинами и репродукциями, статуэтками и прочими произведениями материальной культуры. Здесь же, к удивлению Софи, оказалось немало электронного оборудования - компьютеры, проекторы, микроскопы, копировальные аппараты и сканеры.


"I converted the ballroom," Teabing said, looking sheepish as he shuffled into the room. "I have little occasion to dance."

- Я использовал под кабинет бальный зал, - пояснил Тибинг еще с порога. - Танцевать мне теперь не часто приходится.


Sophie felt as if the entire night had become some kind of twilight zone where nothing was as she expected.

Весь этот вечер и ночь Софи сталкивалась с неожиданностями и сюрпризами, но ничего подобного увидеть здесь никак не думала.


"This is all for your work?"

- И все это нужно вам для работы?


"Learning the truth has become my life's love," Teabing said. "And the Sangreal is my favorite mistress."

- Постижение истины стало страстью всей моей жизни, - сказал Тибинг. - Ну а Сангрил я бы назвал моей любимой наложницей.


The Holy Grail is a woman, Sophie thought, her mind a collage of interrelated ideas that seemed to make no sense.

Чаша Грааля - это женщина, напомнила себе Софи. Голова гудела и шла кругом от обрывочных мыслей и только что почерпнутых у Тибинга сведений.


"You said you have a picture of this woman who you claim is the Holy Grail."

- Вы говорили, у вас есть портрет женщины, которую вы считаете Граалем?


"Yes, but it is not I who claim she is the Grail. Christ Himself made that claim."

- Да, но это не совсем так. Это утверждал не я, а сам Христос.


"Which one is the painting?" Sophie asked, scanning the walls.

- Какая же из картин? - спросила Софи, оглядывая стены.


"Hmmm..." Teabing made a show of seeming to have forgotten. "The Holy Grail. The Sangreal. The Chalice." He wheeled suddenly and pointed to the far wall. On it hung an eight-foot-long print of The Last Supper, the same exact image Sophie had just been looking at. "There she is!"

- Гм... - Тибинг сделал вид, что запамятовал. - Чаша Грааля. Сангрил. Сосуд. - Тут он неожиданно резко и ловко повернулся и указал на дальнюю от них стену. Там висела большая, футов восемь в высоту, репродукция "Тайной вечери". Точно такую же, только маленькую, Софи видела в альбоме. - Да вот же она!


Sophie was certain she had missed something.

Софи подумала, что неправильно его поняла.


"That's the same painting you just showed me."

- Но эту картину вы мне уже показывали.


He winked.

Он игриво подмигнул ей:


"I know, but the enlargement is so much more exciting. Don't you think?"

- Знаю, но при увеличении она становится еще более любопытной. Вам не кажется?


Sophie turned to Langdon for help.

Софи обернулась к Лэнгдону:


"I'm lost."

- Просто теряюсь в догадках.


Langdon smiled.

Тот улыбнулся:


"As it turns out, the Holy Grail does indeed make an appearance in The Last Supper. Leonardo included her prominently."

- Как выясняется, чаша Грааля действительно присутствует на "Тайной вечере". Леонардо все же изобразил ее и...


"Hold on," Sophie said. "You told me the Holy Grail is a woman. The Last Supper is a painting of thirteen men."

- Погодите, - перебила его Софи, - вы сами только что говорили, что Грааль - женщина. А на "Тайной вечере" изображены тринадцать мужчин.


"Is it?" Teabing arched his eyebrows. "Take a closer look."

- Разве? - Тибинг снова хитро прищурился. - А вы присмотритесь-ка повнимательнее.


Uncertain, Sophie made her way closer to the painting, scanning the thirteen figures-Jesus Christ in the middle, six disciples on His left, and six on His right.

Софи подошла поближе к картине и стала изучать тринадцать фигур: Иисус Христос в центре, шестеро учеников по левую Его руку, шестеро - по правую.


"They're all men," she confirmed.

- Но все они мужчины, - повторила она.


"Oh?" Teabing said. "How about the one seated in the place of honor, at the right hand of the Lord?"

- Неужели? - насмешливо воскликнул Тибинг. - А как насчет того, кто сидит на самом почетном месте, по правую руку от Господа?


Sophie examined the figure to Jesus' immediate right, focusing in. As she studied the person's face and body, a wave of astonishment rose within her. The individual had flowing red hair, delicate folded hands, and the hint of a bosom. It was, without a doubt... female.

Софи так и впилась глазами в фигуру, изображенную по правую руку от Христа. Она смотрела на лицо и торс этой фигуры, и вдруг... Нет, этого просто быть не может! Но глаза ее не обманывали. Длинные и волнистые рыжие волосы, маленькие, изящно сложенные ручки, даже некий намек на грудь. То, вне всякого сомнения... была женщина!


"That's a woman!" Sophie exclaimed.

- Да это женщина! - воскликнула Софи.


Teabing was laughing.

Тибинг весело рассмеялся:


"Surprise, surprise. Believe me, it's no mistake. Leonardo was skilled at painting the difference between the sexes."

- Вот уж сюрприз так сюрприз, верно? II поверьте мне, зрение вас не подвело. Уж кто-кто, а Леонардо славился умением изображать разницу между полами.


Sophie could not take her eyes from the woman beside Christ. The Last Supper is supposed to be thirteen men. Who is this woman? Although Sophie had seen this classic image many times, she had not once noticed this glaring discrepancy.

Софи не отводила глаз от сидевшей рядом с Иисусом женщины. Но на Тайной вечере собрались тринадцать мужчин. Кто же тогда эта женщина? До этого Софи много раз видела прославленное произведение Леонардо, но ни разу не замечала этих столь характерных черт.


"Everyone misses it," Teabing said. "Our preconceived notions of this scene are so powerful that our mind blocks out the incongruity and overrides our eyes."

- А никто не замечает, - словно прочитал ее мысли Тибинг. - Сказывается воздействие подсознания, укоренившихся в нем образов. И оно столь сильно, что не позволяет видеть несоответствий, обманывает наше зрение.


"It's known as skitoma," Langdon added. "The brain does it sometimes with powerful symbols."

- И явление это называется скотома, - вставил Лэнгдон. - Зачастую мозг именно так реагирует на укоренившиеся символы.


"Another reason you might have missed the woman," Teabing said, "is that many of the photographs in art books were taken before 1954, when the details were still hidden beneath layers of grime and several restorative repaintings done by clumsy hands in the eighteenth century. Now, at last, the fresco has been cleaned down to Da Vinci's original layer of paint." He motioned to the photograph. "Et voila!"

- Еще одна причина, по которой вы пропустили эту женщину, - сказал Тибинг, - заключается в том, что на многих фотографиях в альбомах по искусству, сделанных до 1954 года, детали скрыты под налетом пыли, грязи и несколькими слоями реставрационной краски. Следует отметить, что в восемнадцатом веке реставраторы работали довольно топорно. А затем наконец фреску очистили от всех этих наслоений, что и позволило увидеть оригинал да Винчи во всем его великолепии. - Он жестом указал на репродукцию. - Et voila!


Sophie moved closer to the image. The woman to Jesus' right was young and pious-looking, with a demure face, beautiful red hair, and hands folded quietly. This is the woman who singlehandedly could crumble the Church?

Софи подошла еще ближе. Женщина, сидевшая по правую руку от Иисуса, была молода и выглядела благочестиво. Личико застенчивое, скромно сложенные ручки, волны вьющихся рыжих волос. И одна эта женщина способна пошатнуть церковные устои?


"Who is she?" Sophie asked.

- Кто она? - спросила Софи.


"That, my dear," Teabing replied, "is Mary Magdalene."

- Она, моя дорогая, - ответил Тибинг, - не кто иная, как Мария Магдалина.


Sophie turned. "The prostitute?"

- Проститутка? - изумилась Софи.


Teabing drew a short breath, as if the word had injured him personally.

Тибинг возмущенно фыркнул, точно это слово оскорбило его самого.


"Magdalene was no such thing. That unfortunate misconception is the legacy of a smear campaign launched by the early Church. The Church needed to defame Mary Magdalene in order to cover up her dangerous secret-her role as the Holy Grail."

- Ничего подобного. Магдалина таковой не являлась. Заблуждение это вселилось в умы людей с подачи Христианской церкви раннего периода. Церковники организовали настоящую кампанию, чтобы опорочить Марию Магдалину. И все для того, чтобы сохранить в тайне одно опасное для них обстоятельство. Ее роль в качестве Грааля.


"Her role?"

- Ее роль!


"As I mentioned," Teabing clarified, "the early Church needed to convince the world that the mortal prophet Jesus was a divine being. Therefore, any gospels that described earthly aspects of Jesus' life had to be omitted from the Bible. Unfortunately for the early editors, one particularly troubling earthly theme kept recurring in the gospels. Mary Magdalene." He paused. "More specifically, her marriage to Jesus Christ."

- Как я уже говорил, - принялся объяснять сэр Тибинг, - церковники старались убедить мир в том, что простой смертный, проповедник Иисус Христос, являлся на самом деле божественным по природе своей существом. Потому и не вошли в Библию Евангелия с описанием жизни Христа как земного человека. Но тут редакторы Библии оплошали, одна из таких земных тем до сих пор встречается в Евангелиях. Тема Марии Магдалины. - Он сделал паузу. - А именно: ее брак с Иисусом.


"I beg your pardon?" Sophie's eyes moved to Langdon and then back to Teabing.

- Простите, не поняла... - Софи переводила удивленный взгляд с Лэнгдона на Тибинга и обратно.


"It's a matter of historical record," Teabing said, "and Da Vinci was certainly aware of that fact. The Last Supper practically shouts at the viewer that Jesus and Magdalene were a pair."

- Этот факт попал в исторические записи, - сказал Тибинг, - и да Винчи, разумеется, знал о нем. "Тайная вечеря" так и взывает к зрителю. Вот, смотрите, Иисус и Магдалина были парой!


Sophie glanced back to the fresco.

Софи перевела взгляд на фреску.


"Notice that Jesus and Magdalene are clothed as mirror images of one another." Teabing pointed to the two individuals in the center of the fresco.

- Заметьте также, Иисус и Магдалина одеты так, словно являются зеркальным отражением друг друга. - Тибинг указал на две фигуры в центре картины.


Sophie was mesmerized. Sure enough, their clothes were inverse colors. Jesus wore a red robe and blue cloak; Mary Magdalene wore a blue robe and red cloak. Yin and yang.

Софи смотрела точно завороженная. Да, одежда одинаковая, только разных цветов. На Христе красная мантия и синий плащ, на Марии Магдалине синяя мантия и красный плащ. Инь и ян.


"Venturing into the more bizarre," Teabing said, "note that Jesus and His bride appear to be joined at the hip and are leaning away from one another as if to create this clearly delineated negative space between them."

- Есть и более тонкие признаки, - продолжил Тибинг. - Видите, Иисус и Его невеста сидят рядом, вплотную, соприкасаясь бедрами, а выше фигуры их расходятся, образуя свободное пространство. И все это напоминает нам уже знакомый символ.


Even before Teabing traced the contour for her, Sophie saw it-the indisputable V shape at the focal point of the painting. It was the same symbol Langdon had drawn earlier for the Grail, the chalice, and the female womb.

Тибинг еще и договорить не успел, а Софи уже увидела в центре фрески знак , образованный двумя центральными фигурами. Чуть раньше Лэнгдон обозначил этим символом Грааль, сосуд и женское лоно.


"Finally," Teabing said, "if you view Jesus and Magdalene as compositional elements rather than as people, you will see another obvious shape leap out at you." He paused. "A letter of the alphabet."

- И наконец, - продолжил Тибинг, - если рассматривать Иисуса и Магдалину как элементы композиции, а не людей, та тут так и напрашивается еще одна подсказка. - Он выдержал паузу, затем добавил: - Буква алфавита.


Sophie saw it at once. To say the letter leapt out at her was an understatement. The letter was suddenly all Sophie could see. Glaring in the center of the painting was the unquestionable outline of an enormous, flawlessly formed letter M.

И Софи тотчас увидела ее. Буква так и бросалась в глаза, странно, что она не замечала ее прежде. Теперь Софи видела только эту букву. В самом центре картины отчетливо вырисовывалась большая и изящно выписанная буква "М".


"A bit too perfect for coincidence, wouldn't you say?" Teabing asked.

- Слишком уж совершенна и отчетлива для простого совпадения, верно? - заметил Тибинг.


Sophie was amazed. "Why is it there?"

- Да, но зачем она здесь? - удивленно спросила Софи.


Teabing shrugged.

Тибинг пожал плечами:


"Conspiracy theorists will tell you it stands for Matrimonio or Mary Magdalene. To be honest, nobody is certain. The only certainty is that the hidden M is no mistake. Countless Grail-related works contain the hidden letter M-whether as watermarks, underpaintings, or compositional allusions. The most blatant M, of course, is emblazoned on the altar at Our Lady of Paris in London, which was designed by a former Grand Master of the Priory of Sion, Jean Cocteau."

- Теоретики тайных знаков и символов сказали бы вам, что она обозначает Matrimonio, или Марию Магдалину. Но единства мнений здесь не наблюдается. Одно определенно: запрятанная в картине буква "М" - это не ошибка художника. Она появилась здесь не случайно, по его воле. Замаскированная буква "М" фигурирует в бесчисленных работах, связанных с Граалем, то в виде водяного знака, то буквы, закрашенной еще одним слоем краски, то в форме композиционных аллюзий. Ну а самая явственная из всех украшает алтарь Матери нашей Богородицы в Лондоне. Создателем этого алтаря является бывший Великий мастер Приората Сиона, Жан Кокто.


Sophie weighed the information.

У Софи просто голова пошла кругом от обилия информации.


"I'll admit, the hidden M's are intriguing, although I assume nobody is claiming they are proof of Jesus' marriage to Magdalene."

- Согласна, эта буква "М" на картине действительно выглядит интригующе, но сомневаюсь, чтобы она могла служить доказательством брачных уз, связывавших Иисуса и Марию.


"No, no," Teabing said, going to a nearby table of books. "As I said earlier, the marriage of Jesus and Mary Magdalene is part of the historical record." He began pawing through his book collection. "Moreover, Jesus as a married man makes infinitely more sense than our standard biblical view of Jesus as a bachelor."

- Нет-нет, - сказал Тибинг и подошел к столу, заваленному книгами. - Я ведь уже говорил, брак Иисуса и Марин Магдалины зафиксирован в исторических хрониках. - Он начал рыться в бумагах и книгах. - Более того, Иисус как человек женатый наделен куда большим значением и смыслом, нежели привычный нам стандартный библейский образ Иисуса-холостяка.


"Why?" Sophie asked.

- Это почему? - удивилась Софи.


"Because Jesus was a Jew," Langdon said, taking over while Teabing searched for his book, "and the social decorum during that time virtually forbid a Jewish man to be unmarried. According to Jewish custom, celibacy was condemned, and the obligation for a Jewish father was to find a suitable wife for his son. If Jesus were not married, at least one of the Bible's gospels would have mentioned it and offered some explanation for His unnatural state of bachelorhood."

- Потому что Иисус - еврей, - ответил Лэнгдон вместо занятого поисками какой-то книги Тибинга. - А негласные социальные законы того времени запрещали еврейскому мужчине ходить в холостяках. Согласно иудейской традиции безбрачие не поощрялось, долгом каждого добропорядочного еврея было найти себе жену, чтобы та родила ему сына. Если бы Иисус не был женат, то по крайней мере хотя бы в одном из библейских Евангелий должен быть упомянут этот факт, а также приведено объяснение, почему Иисус оставался холостяком.


Teabing located a huge book and pulled it toward him across the table. The leather-bound edition was poster-sized, like a huge atlas. The cover read: The Gnostic Gospels. Teabing heaved it open, and Langdon and Sophie joined him. Sophie could see it contained photographs of what appeared to be magnified passages of ancient documents-tattered papyrus with handwritten text. She did not recognize the ancient language, but the facing pages bore typed translations.

Тибинг отыскал какую-то огромную книгу и вытащил ее из-под стопки других. Переплетенное в кожу издание было размером с плакат и напоминало атлас. Название на переплете гласило: "Гностические Евангелия". Тибинг раскрыл книгу, Софи с Лэнгдоном подошли к нему. Страницы представляли собой увеличенные снимки каких-то древних документов; тексты написаны от руки на обрывках папируса. Софи не поняла, что это за язык, но на странице слева был приведен перевод.


"These are photocopies of the Nag Hammadi and Dead Sea scrolls, which I mentioned earlier," Teabing said. "The earliest Christian records. Troublingly, they do not match up with the gospels in the Bible." Flipping toward the middle of the book, Teabing pointed to a passage. "The Gospel of Philip is always a good place to start." Sophie read the passage:

- Это фотокопии Свитков Мертвого моря и Коптских, из Наг-Хаммади, я уже упоминал о них сегодня, - сказал Тибинг. - Самые первые христианские записи. И в них найдены существенные расхождения с библейскими текстами. - Тибинг перелистал несколько страниц и указал на какой-то отрывок. - Полагаю, лучше всего начать с Евангелия от Филиппа. Софи прочитала перевод отрывка.


And the companion of the Saviour is Mary Magdalene. Christ loved her more than all the disciples and used to kiss her often on her mouth. The rest of the disciples were offended by it and expressed disapproval. They said to him, "Why do you love her more than all of us?"

А спутница Спасителя - Мария Магдалина. Христос любил ее больше всех своих учеников и часто целовал в губы. Остальные ученики были этим обижены и высказывали недовольство. Они говорили ему: "Неужели любишь ее больше, чем всех нас?"


The words surprised Sophie, and yet they hardly seemed conclusive.

Слова эти удивили Софи, но не убедили окончательно.


"It says nothing of marriage."

- Однако здесь ничего не сказано о браке.


"Au contraire." Teabing smiled, pointing to the first line. "As any Aramaic scholar will tell you, the word companion, in those days, literally meant spouse."

- Аu contraire , - улыбнулся Тибинг и указал на первую строчку. - Любой специалист по арамейскому скажет вам, что слово "спутница" в те дни буквально означало "супруга".


Langdon concurred with a nod.

Лэнгдон в знак подтверждения кивнул.


Sophie read the first line again. And the companion of the Saviour is Mary Magdalene.

Софи еще раз перечитала первую строку: "А спутница Спасителя - Мария Магдалина".


Teabing flipped through the book and pointed out several other passages that, to Sophie's surprise, clearly suggested Magdalene and Jesus had a romantic relationship. As she read the passages, Sophie recalled an angry priest who had banged on her grandfather's door when she was a schoolgirl.

Тибинг перелистал книгу и нашел еще несколько отрывков, подтверждавших, что между Магдалиной и Иисусом существовали весьма романтичные взаимоотношения. Читая эти строки, Софи вдруг вспомнила, как однажды, когда она была еще девочкой, в дверь дома громко забарабанил какой-то разъяренный священник.


"Is this the home of Jacques Sauniere?" the priest had demanded, glaring down at young Sophie when she pulled open the door. "I want to talk to him about this editorial he wrote." The priest held up a newspaper.

- Здесь проживает Жак Соньер? - осведомился он, глядя сверху вниз на Софи, отворившую ему дверь. - Хочу поговорить с ним об этой его статейке. - В руках священник держал газету.


Sophie summoned her grandfather, and the two men disappeared into his study and closed the door. My grandfather wrote something in the paper? Sophie immediately ran to the kitchen and flipped through that morning's paper. She found her grandfather's name on an article on the second page. She read it. Sophie didn't understand all of what was said, but it sounded like the French government, under pressure from priests, had agreed to ban an American movie called The Last Temptation of Christ, which was about Jesus having sex with a lady called Mary Magdalene. Her grandfather's article said the Church was arrogant and wrong to ban it.

Софи позвала деда, и двое мужчин скрылись в кабинете, плотно притворив за собой дверь. Мой дед написал что-то в газету? Софи бросилась на кухню и начала просматривать утренние выпуски. И вот наконец в одной из газет, на второй странице, она увидела фамилию деда и прочитала статью. Софи, конечно, не поняла всего, что там говорилось, но общий смысл был таков: французское правительство под давлением священнослужителей решило запретить американский фильм "Последнее искушение Христа". В этом фильме Христос занимался сексом с женщиной по имени Мария Магдалина. Дед писал, что Церковь поступила неправильно, запретив фильм.


No wonder the priest is mad, Sophie thought.

Неудивительно, что священник был в такой ярости, подумала она.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru