Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter 60 - ГЛАВА 60.

Sangreal... Sang Real... San Greal... Royal Blood... Holy Grail.

Сангрил... Sang Real... San Greal... Королевская кровь... Чаша Грааля.


It was all intertwined.

Все взаимосвязано.


The Holy Grail is Mary Magdalene... the mother of the royal bloodline of Jesus Christ. Sophie felt a new wave of disorientation as she stood in the silence of the ballroom and stared at Robert Langdon. The more pieces Langdon and Teabing laid on the table tonight, the more unpredictable this puzzle became.

Священным Граалем является Мария Магдалина... мать царского рода Иисуса Христа. Софи стояла посреди просторного кабинета и растерянно смотрела на Лэнгдона широко раскрытыми глазами. Чем больше она узнавала от Тибинга и Лэнгдона, тем более непредсказуемой становилась эта игра в вопросы и ответы.


"As you can see, my dear," Teabing said, hobbling toward a bookshelf, "Leonardo is not the only one who has been trying to tell the world the truth about the Holy Grail. The royal bloodline of Jesus Christ has been chronicled in exhaustive detail by scores of historians." He ran a finger down a row of several dozen books.

- Как видите, дорогая моя, - сказал сэр Тибинг и захромал к книжным полкам, - Леонардо был не единственным, кто пытался рассказать миру правду о Граале. Знатное происхождение Христа исследовалось самым тщательным образом десятками историков. - Он провел пальцем по корешкам нескольких книг.


Sophie tilted her head and scanned the list of titles:

Склонив голову набок, Софи прочла их названия:


THE TEMPLAR REVELATION:

ОТКРЫТИЕ ТАМПЛИЕРОВ:


Secret Guardians of the True Identity of Christ

Тайные хранители истинного происхождения Христа


THE WOMAN WITH THE ALABASTER JAR: Mary Magdalene and the Holy Grail

ЖЕНЩИНА С АЛЕБАСТРОВЫМ КУВШИНОМ: Мария Магдалина и чаша Грааля


THE GODDESS IN THE GOSPELS

ОБРАЗ БОГИНИ В ЕВАНГЕЛИЯХ:


Reclaiming the Sacred Feminine

Восстановление священного женского начала


"Here is perhaps the best-known tome," Teabing said, pulling a tattered hardcover from the stack and handing it to her.

- Наверное, это самый известный труд, - сказал Тибинг, достал с полки книгу в потрепанной обложке и протянул ей.


The cover read:

Софи прочла название:


HOLY BLOOD, HOLY GRAIL

СВЯТАЯ КРОВЬ, СВЯЩЕННЫЙ ГРААЛЬ


The Acclaimed International Bestseller

Всемирно признанный бестселлер


Sophie glanced up.

Софи с недоумением подняла глаза:


"An international bestseller? I've never heard of it."

- Всемирно признанный бестселлер? Странно, но я никогда о нем не слышала.


"You were young. This caused quite a stir back in the nineteen eighties. To my taste, the authors made some dubious leaps of faith in their analysis, but their fundamental premise is sound, and to their credit, they finally brought the idea of Christ's bloodline into the mainstream."

- Вы были слишком молоды, дитя мое. В восьмидесятые годы эта книга произвела настоящий фурор. На мой взгляд, авторам не хватило смелости довести до логического конца свой анализ. Но мыслили они в верном направлении. И еще, следует отдать им должное, сумели внедрить идею о царском происхождении Христа в умы широких масс.


"What was the Church's reaction to the book?"

- Ну а какова же была реакция Церкви на эту книгу?


"Outrage, of course. But that was to be expected. After all, this was a secret the Vatican had tried to bury in the fourth century. That's part of what the Crusades were about. Gathering and destroying information. The threat Mary Magdalene posed to the men of the early Church was potentially ruinous. Not only was she the woman to whom Jesus had assigned the task of founding the Church, but she also had physical proof that the Church's newly proclaimed deity had spawned a mortal bloodline. The Church, in order to defend itself against the Magdalene's power, perpetuated her image as a whore and buried evidence of Christ's marriage to her, thereby defusing any potential claims that Christ had a surviving bloodline and was a mortal prophet."

- Она, разумеется, привела священников в полное бешенство. Чего и следовало ожидать. Ведь в конечном счете здесь говорится о тайне, которую Ватикан пытался похоронить еще в четвертом веке. Речь, в частности, идет о крестовых походах. О том, как с их помощью собиралась и уничтожалась информация. Ведь угроза, которую Мария Магдалина представляла церковникам раннего христианского периода, была нешуточной. Она не только была женщиной, которой Христос доверил создание Своей Церкви, уже само ее существование доказывало: Церковь умалчивала о том, что у Христа, как и у всякого смертного, могло быть потомство. Более того - Церковь в стремлении защититься от власти Марии Магдалины объявила ее шлюхой и похоронила все свидетельства о женитьбе Христа на Марии, удушив в зародыше саму мысль о потомстве Христа и об исторических свидетельствах Его земного, а не божественного происхождения.


Sophie glanced at Langdon, who nodded.

Софи взглянула на Лэнгдона, тот кивнул:


"Sophie, the historical evidence supporting this is substantial."

- Можете мне поверить, Софи, там приведено достаточно исторических доказательств.


"I admit," Teabing said, "the assertions are dire, but you must understand the Church's powerful motivations to conduct such a cover-up. They could never have survived public knowledge of a bloodline. A child of Jesus would undermine the critical notion of Christ's divinity and therefore the Christian Church, which declared itself the sole vessel through which humanity could access the divine and gain entrance to the kingdom of heaven."

- Признаю, - сказал Тибинг, - реакция была чрезмерно жестока, но и Церковь можно понять. У нее были весьма серьезные основания хранить эти сведения в тайне. Церковь бы серьезно пострадала, если бы вдруг они оказались преданы широкой огласке. Ребенок Иисуса подорвал бы саму идею Его божественного происхождения, подорвал бы сами основы и устои Христианской церкви, провозгласившей себя единственным связующим звеном между Богом и людьми, единственными вратами, через которые человек может попасть в Царствие Небесное.


"The five-petal rose," Sophie said, pointing suddenly to the spine of one of Teabing's books. The same exact design inlaid on the rosewood box.

- Роза с пятью лепестками... - задумчиво произнесла Софи, разглядывая корешок одной из книг. Точно такой же узор выгравирован на шкатулке палисандрового дерева.


Teabing glanced at Langdon and grinned.

Тибинг взглянул на Лэнгдона и усмехнулся:


"She has a good eye." He turned back to Sophie. "That is the Priory symbol for the Grail. Mary Magdalene. Because her name was forbidden by the Church, Mary Magdalene became secretly known by many pseudonyms-the Chalice, the Holy Grail, and the Rose." He paused. "The Rose has ties to the five-pointed pentacle of Venus and the guiding Compass Rose. By the way, the word rose is identical in English, French, German, and many other languages."

- А она наблюдательная девочка. - Потом обернулся к Софи. - Это символ Грааля, созданный Приоратом. Символ Марии Магдалины. Поскольку имя ее было запрещено Церковью, она получила несколько псевдонимов. Ее называли Сосудом, чашей Грааля и Розой. - Он сделал паузу. - Символ Розы напрямую связан с пятиконечной звездой Венеры и Компасом Розы. Кстати, само слово "роза" звучит одинаково в английском, французском, немецком и многих других языках.


"Rose," Langdon added, "is also an anagram of Eros, the Greek god of sexual love."

- Роза, - вставил Лэнгдон, - является также анаграммой слова "Эрос", в латинском написании "Eros". А Эрос - бог плотской любви в Древней Греции.


Sophie gave him a surprised look as Teabing plowed on.

Софи удивленно взглянула на него, а Тибинг продолжил:


"The Rose has always been the premiere symbol of female sexuality. In primitive goddess cults, the five petals represented the five stations of female life-birth, menstruation, motherhood, menopause, and death. And in modern times, the flowering rose's ties to womanhood are considered more visual." He glanced at Robert. "Perhaps the symbologist could explain?"

- Роза всегда была главным символом женской красоты и сексуальности. В первобытных культах богини пять лепестков символизировали пять ипостасей жизни женщины: рождение, менструация, материнство, менопауза и, наконец, смерть. - Он взглянул на Роберта. - Возможно, специалисту по символам есть что добавить?


Robert hesitated. A moment too long.

Роберт замялся. Пауза затянулась.


"Oh, heavens!" Teabing huffed. "You Americans are such prudes." He looked back at Sophie. "What Robert is fumbling with is the fact that the blossoming flower resembles the female genitalia, the sublime blossom from which all mankind enters the world. And if you've ever seen any paintings by Georgia O'Keeffe, you'll know exactly what I mean."

- О Господи! - воскликнул Тибинг. - Эти американцы такие ханжи! - Он обернулся к Софи. - Просто Роберт стесняется вам сказать, что цветок розы напоминает женские гениталии, тот прекрасный бутон, из которого вышло на свет Божий все человечество. И если вы когда-нибудь видели картины Джорджии О'Кифф, вы бы точно поняли, что я имел в виду.


"The point here," Langdon said, motioning back to the bookshelf, "is that all of these books substantiate the same historical claim."

- Главное, - заметил Лэнгдон, подходя к книжным полкам, - что все эти книги объединяет одна весьма важная мысль.


"That Jesus was a father." Sophie was still uncertain.

- Что Иисус был отцом? - неуверенно спросила Софи.


"Yes," Teabing said. "And that Mary Magdalene was the womb that carried His royal lineage. The Priory of Sion, to this day, still worships Mary Magdalene as the Goddess, the Holy Grail, the Rose, and the Divine Mother."

- Да, - ответил Тибинг. - И что Мария Магдалина была тем сосудом, тем священным лоном, что носило Его знатного наследника. По сей день Приорат Сиона почитает Марию Магдалину как богиню, Грааль, Розу и Богоматерь.


Sophie again flashed on the ritual in the basement.

Софи вновь вспомнился ритуал, нечаянной свидетельницей которого она стала в доме деда.


"According to the Priory," Teabing continued, "Mary Magdalene was pregnant at the time of the crucifixion. For the safety of Christ's unborn child, she had no choice but to flee the Holy Land. With the help of Jesus' trusted uncle, Joseph of Arimathea, Mary Magdalene secretly traveled to France, then known as Gaul. There she found safe refuge in the Jewish community. It was here in France that she gave birth to a daughter. Her name was Sarah."

- Согласно Приорату, - продолжил Тибинг, - Мария Магдалина была беременна, когда Христа распяли. Чтоб спасти еще не рожденное дитя Иисуса, она покинула Святую землю, другого выхода у нее просто не было. С помощью дяди Иисуса, верного Иосифа Аримафейского, Мария Магдалина тайно бежала во Францию, известную тогда под названием Галлия. Там она нашла убежище в еврейской общине. Там же, во Франции, родила дочь. Девочку назвали Сарой.


Sophie glanced up.

Софи удивленно вскинула на него глаза:


"They actually know the child's name?"

- Так они даже знали имя ребенка?


"Far more than that. Magdalene's and Sarah's lives were scrutinously chronicled by their Jewish protectors. Remember that Magdalene's child belonged to the lineage of Jewish kings-David and Solomon. For this reason, the Jews in France considered Magdalene sacred royalty and revered her as the progenitor of the royal line of kings. Countless scholars of that era chronicled Mary Magdalene's days in France, including the birth of Sarah and the subsequent family tree."

- Не только это. Жизни Магдалины и Сары скрупулезно описаны в хрониках их защитниками. Следует помнить, что ребенок Магдалины принадлежал к знатному роду еврейских царей - Давида и Соломона. А потому евреи, обосновавшиеся во Франции, высоко чтили Магдалину, считали ее продолжательницей царского рода. Множество историков той эпохи составили подробнейшие жизнеописания Марии Магдалины во Франции, упоминалось и о рождении Сары. А затем составили и ее жизнеописание, и генеалогическое древо ее потомков.


Sophie was startled.

Софи была поражена.


"There exists a family tree of Jesus Christ?"

- Так, значит, существует генеалогическое древо самого Христа?


"Indeed. And it is purportedly one of the cornerstones of the Sangreal documents. A complete genealogy of the early descendants of Christ."

- Да, разумеется. И эти сведения легли в основу, стали краеугольным камнем документов Сангрил. Подробнейшее генеалогическое древо потомков Христа.


"But what good is a documented genealogy of Christ's bloodline?" Sophie asked. "It's not proof. Historians could not possibly confirm its authenticity."

- Но что толку от этих документов? - воскликнула Софи. - Ведь доказательств никаких. Историки наверняка не могут подтвердить их аутентичность.


Teabing chuckled.

Тибинг усмехнулся:


"No more so than they can confirm the authenticity of the Bible."

- Не более чем могут подтвердить аутентичность Библии.


"Meaning?"

- В смысле?


"Meaning that history is always written by the winners. When two cultures clash, the loser is obliterated, and the winner writes the history books-books which glorify their own cause and disparage the conquered foe. As Napoleon once said, 'What is history, but a fable agreed upon?' " He smiled. "By its very nature, history is always a one-sided account."

- В том смысле, что история всегда пишется победителями. И когда происходит столкновение двух культур, проигравший как бы вычеркивается, а победитель начинает писать новые книга по истории, книги, прославляющие его деяния и унижающие побежденного противника. Как однажды сказал Наполеон: "Что есть история, как не басня, в которую договорились поверить?" - Он улыбнулся. - В силу своей природы история - это всегда односторонняя оценка событий.


Sophie had never thought of it that way.

Софи подобное никогда в голову, не приходило.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru