Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter 68 - ГЛАВА 68.

New York editor Jonas Faukman had just climbed into bed for the night when the telephone rang. A little late for callers, he grumbled, picking up the receiver.

Нью-йоркский редактор Джонас Фаукман только что улегся спать, когда зазвонил телефон. Что-то поздновато для звонков, подумал он и снял трубку.


An operator's voice asked him,

Оператор спросил:


"Will you accept charges for a collect call from Robert Langdon?"

- Вы готовы оплатить междугородний звонок от Роберта Лэнгдона?


Puzzled, Jonas turned on the light. "Uh... sure, okay."

Немного озадаченный Джонас включил настольную лампу. - Э-э... да, конечно.


The line clicked.

В трубке послышался щелчок.


"Jonas?"

- Джонас?


"Robert? You wake me up and you charge me for it?"

- Роберт? Мало того что разбудил меня, так еще заставляешь платить?


"Jonas, forgive me," Langdon said. "I'll keep this very short. I really need to know. The manuscript I gave you. Have you-"

- Ради Бога, прости, - сказал Лэнгдон. - Буду краток. Поверь, мне это очень важно. Та рукопись, что я тебе передал. Ты уже...


"Robert, I'm sorry, I know I said I'd send the edits out to you this week, but I'm swamped. Next Monday. I promise."

- Извини, Роберт. Знаю, что обещал переслать ее тебе на этой неделе с редакторскими поправками, но страшно замотался и все такое. В понедельник ты ее точно получишь, обещаю.


"I'm not worried about the edits. I need to know if you sent any copies out for blurbs without telling me?"

- Да нет, дело не в редактуре. Я хотел узнать, рассылал ли ты копии для издательской рекламы без моего ведома?


Faukman hesitated. Langdon's newest manuscript-an exploration of the history of goddess worship-included several sections about Mary Magdalene that were going to raise some eyebrows. Although the material was well documented and had been covered by others, Faukman had no intention of printing Advance Reading Copies of Langdon's book without at least a few endorsements from serious historians and art luminaries. Jonas had chosen ten big names in the art world and sent them all sections of the manuscript along with a polite letter asking if they would be willing to write a short endorsement for the jacket. In Faukman's experience, most people jumped at the opportunity to see their name in print.

Фаукман колебался, не зная, как лучше ответить. Последняя рукопись Лэнгдона, исследование в области истории поклонения богине, включала несколько разделов о Марии Магдалине, которые могли вызвать, мягко говоря, недоумение. Хотя весь этот материал был подкреплен документами, там же имелись и ссылки на других авторов, Фаукман не собирался выпускать книгу Лэнгдона без по крайней мере нескольких отзывов видных историков и искусствоведов. Джонас выбрал десять самых известных имен ученых и разослал всем полные копии рукописи с вежливыми сопроводительными письмами, в которых просил написать несколько строк на обложку. По своему опыту Фаукман знал: большинство людей с радостью хватаются за любую возможность увидеть свое имя на обложке книги, пусть даже и чужой.


"Jonas?" Langdon pressed. "You sent out my manuscript, didn't you?"

- Джонас! - окликнул его Лэнгдон. - Так ты рассылал копии рукописи или нет?


Faukman frowned, sensing Langdon was not happy about it.

Фаукман нахмурился, понимая, что Лэнгдон далеко не в восторге.


"The manuscript was clean, Robert, and I wanted to surprise you with some terrific blurbs."

- Рукопись готова к изданию, Роберт. Просто хотел удивить тебя шикарной рекламой на обложке.


A pause.

Пауза.


"Did you send one to the curator of the Paris Louvre?"

- И одну копию ты послал в Париж, куратору Лувра?


"What do you think? Your manuscript referenced his Louvre collection several times, his books are in your bibliography, and the guy has some serious clout for foreign sales. Sauniere was a no-brainer."

- Ну и что тут такого? Ведь в твоей рукописи неоднократно упоминаются экспонаты его коллекции, его книги входят в библиографический список, к тому же у парня прекрасная репутация, что немаловажно для продажи книги в другие страны. Соньер не какой-нибудь там дилетант.


The silence on the other end lasted a long time.

Снова молчание на том конце линии.


"When did you send it?"

- Когда ты ее послал?


"About a month ago. I also mentioned you would be in Paris soon and suggested you two chat. Did he ever call you to meet?" Faukman paused, rubbing his eyes. "Hold on, aren't you supposed to be in Paris this week?"

- Примерно месяц назад. Ну и упомянул, что ты сам скоро будешь в Париже, предложил вам двоим встретиться, поболтать. Кстати, он тебе не звонил? - Фаукман умолк, потер глаза. - Погоди-ка, ты вроде бы должен быть в Париже прямо на этой неделе, верно?


"I am in Paris."

- Я и есть в Париже.


Faukman sat upright.

Фаукман резко сел в постели:


"You called me collect from Paris?"

- Так ты звонишь мне за мой счет из Парижа?


"Take it out of my royalties, Jonas. Did you ever hear back from Sauniere? Did he like the manuscript?"

- Вычтешь из моего гонорара, Джонас. Ты получил какой-нибудь ответ от Соньера? Ему понравилась рукопись?


"I don't know. I haven't yet heard from him."

- Не знаю. Ничего от него не получал.


"Well, don't hold your breath. I've got to run, but this explains a lot Thanks."

- Ладно, все нормально. Мне надо бежать. Ты многое мне объяснил. Спасибо.


"Robert-"

- Послушай, Роберт...


But Langdon was gone.

Но Лэнгдон уже отключился.


Faukman hung up the phone, shaking his head in disbelief Authors, he thought. Even the sane ones are nuts.

Фаукман повесил трубку и удрученно покачал головой. Ох уж эти авторы, подумал он. Даже самые умные из них совершенно сумасшедшие.


Inside the Range Rover, Leigh Teabing let out a guffaw.

Лью Тибинг, ставший свидетелем этого разговора, высказал предположение:


"Robert, you're saying you wrote a manuscript that delves into a secret society, and your editor sent a copy to that secret society?"

- Роберт, вы только что говорили, что написали книгу, затрагивающую интересы тайного общества. И ваш редактор послал копию рукописи члену тайного общества?


Langdon slumped. "Evidently."

- Получается, что так, - ответил Лэнгдон.


"A cruel coincidence, my friend."

- Роковое совпадение, друг мой.


Coincidence has nothing to do with it, Langdon knew. Asking Jacques Sauniere to endorse a manuscript on goddess worship was as obvious as asking Tiger Woods to endorse a book on golf. Moreover, it was virtually guaranteed that any book on goddess worship would have to mention the Priory of Sion.

Совпадения тут ни при чем, подумал Лэнгдон. Положительный отзыв Жака Соньера на книгу о поклонении женскому божеству означал не только коммерческий успех. Это подразумевало причастность к ее рекламе такой организации, как Приорат Сиона.


"Here's the million-dollar question," Teabing said, still chuckling. "Was your position on the Priory favorable or unfavorable?"

- Вот вам вопрос на засыпку, - усмехаясь, сказал Тибинг. - Вы как там высказывались в адрес Приората? Положительно или отрицательно?


Langdon could hear Teabing's true meaning loud and clear. Many historians questioned why the Priory was still keeping the Sangreal documents hidden. Some felt the information should have been shared with the world long ago.

Лэнгдон сразу понял истинную подоплеку этого вопроса. Многих историков интересовало, почему Приорат до сих пор держит документы Сангрил в тайне. Кое-кто из них догадывался, что документы могут потрясти основы современного мироустройства.


"I took no position on the Priory's actions."

- Я никак не комментировал позицию Приората.


"You mean lack thereof."

- Так, значит, вообще не упоминали?


Langdon shrugged. Teabing was apparently on the side of making the documents public.

Лэнгдон пожал плечами. По всей вероятности, Тибинг был сторонником опубликования документов.


"I simply provided history on the brotherhood and described them as a modern goddess worship society, keepers of the Grail, and guardians of ancient documents."

- Я просто изложил историю братства. Охарактеризовал Приорат как современное общество культа женского начала, как хранителей Грааля и древних документов.


Sophie looked at him.

Софи повернулась к нему:


"Did you mention the keystone?"

- А о краеугольном камне упоминали?


Langdon winced. He had. Numerous times.

Лэнгдон поморщился. Упоминал. И неоднократно.


"I talked about the supposed keystone as an example of the lengths to which the Priory would go to protect the Sangreal documents."

- Я говорил о краеугольном камне лишь в качестве примера, характеризуя усердие, с которым Приорат будет защищать документы Сангрил.


Sophie looked amazed.

Софи была потрясена.


"I guess that explains P.S. Find Robert Langdon."

- Думаю, это объясняет слова деда: "P. S. Найти Роберта Лэнгдона".


Langdon sensed it was actually something else in the manuscript that had piqued Sauniere's interest, but that topic was something he would discuss with Sophie when they were alone.

Но сам Лэнгдон подозревал, что Соньера заинтересовало в его рукописи совсем другое. Впрочем, он предпочитал обсудить это Софи наедине.


"So," Sophie said, "you lied to Captain Fache."

- Так, значит, - сказала Софи, - вы все-таки солгали капитану Фашу.


"What?" Langdon demanded.

- О чем это вы? - спросил Лэнгдон.


"You told him you had never corresponded with my grandfather."

- Вы сказали ему, что никогда не переписывались с моим дедом.


"I didn't! My editor sent him a manuscript."

- Я и не переписывался! Это редактор послал ему копию рукописи.


"Think about it, Robert. If Captain Fache didn't find the envelope in which your editor sent the manuscript, he would have to conclude that you sent it." She paused. "Or worse, that you hand-delivered it and lied about it."

- Вдумайтесь хорошенько, Роберт. Если капитан Фаш не найдет конверт, в котором ваш редактор переслал ему рукопись, он неизбежно сделает вывод, что ее прислали вы. - Она на секунду умолкла. - Или, что еще хуже, что вы передали ее ему лично, из рук в руки. И опять же солгали.


When the Range Rover arrived at Le Bourget Airfield, Remy drove to a small hangar at the far end of the airstrip. As they approached, a tousled man in wrinkled khakis hurried from the hangar, waved, and slid open the enormous corrugated metal door to reveal a sleek white jet within.

И вот наконец "рейнджровер" очутился на аэродроме Ле Бурже, и Реми подъехал к небольшому ангару в дальнем конце взлетной полосы. При их приближении из ангара выскочил встрепанный мужчина в помятом комбинезоне цвета хаки, приветственно взмахнул рукой и отворил огромную металлическую дверь. В ангаре стоял изящный реактивный самолет белого цвета.


Langdon stared at the glistening fuselage.

Лэнгдон не сводил глаз с блестящего фюзеляжа.


"That's Elizabeth?"

- Так это и есть Элизабет?


Teabing grinned.

Тибинг улыбнулся:


"Beats the bloody Chunnel."

- Да. Перемахивает этот чертов Канал как нечего делать.


The man in khakis hurried toward them, squinting into the headlights

Мужчина в хаки поспешил к ним, щурясь от яркого света фар.


. "Almost ready, sir," he called in a British accent. "My apologies for the delay, but you took me by surprise and-"

- Почти все готово, сэр, - сказал он с сильным английским акцентом. - Прошу прощения за задержку, но вы застали меня врасплох и...


He stopped short as the group unloaded. He looked at Sophie and Langdon, and then Teabing.

- Тут он осекся: из джипа вышли сразу несколько человек. Он вопросительно взглянул на Софи и Лэнгдона, потом - на Тибинга.


Teabing said, "My associates and I have urgent business in London. We've no time to waste. Please prepare to depart immediately." As he spoke, Teabing took the pistol out of the vehicle and handed it to Langdon.

- Это мои помощники, - сказал Тибинг. - И у нас очень срочное дело в Лондоне. Так что не будем тратить времени даром. Готовьтесь к отлету немедленно. - С этими словами он достал из машины пистолет и протянул его Лэнгдону.


The pilot's eyes bulged at the sight of the weapon. He walked over to Teabing and whispered,

Увидев оружие, пилот испуганно округлил глаза. Потом подошел к Тибингу и зашептал:


"Sir, my humble apologies, but my diplomatic flight allowance provides only for you and your manservant. I cannot take your guests."

- Но, сэр, вы уж простите, но дипломатические привилегии распространяются только на вас и вашего слугу. Я никак не могу взять на борт этих людей.


"Richard," Teabing said, smiling warmly, "two thousand pounds sterling and that loaded gun say you can take my guests." He motioned to the Range Rover. "And the unfortunate fellow in the back."

- Ричард, - ласково улыбнулся ему Тибинг, - две тысячи фунтов стерлингов и этот заряженный пистолет говорят о том, что вам придется взять на борт моих гостей. - Он махнул рукой в сторону джипа. - И не забудьте прихватить еще одного, он в багажном отделении.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru