Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter 76 - ГЛАВА 76.

Langdon could see Sophie was still shaken from recounting her experience of Hieros Gamos. For his part, Langdon was amazed to have heard it. Not only had Sophie witnessed the full-blown ritual, but her own grandfather had been the celebrant... the Grand Master of the Priory of Sion. It was heady company. Da Vinci, Botticelli, Isaac Newton, Victor Hugo, Jean Cocteau... Jacques Sauniere.

Лэнгдон видел, как потрясли Софи воспоминания о ритуале в доме деда. Сам же он не переставал удивляться тому, что Софи довелось стать свидетельницей Хиерос гамос, причем не только полного ритуала, но и участия в нем Жака Соньера... Великого мастера Приората Сиона. Компания у него была просто блистательная. Да Винчи, Боттичелли, Исаак Ньютон, Виктор Гюго, Жан Кокто...


"I don't know what else I can tell you," Langdon said softly.

- Просто не знаю, что вам сказать, - тихо заметил Лэнгдон.


Sophie's eyes were a deep green now, tearful.

В зеленых глазах Софи блестели слезы.


"He raised me like his own daughter."

- Он воспитывал меня как родную дочь.


Langdon now recognized the emotion that had been growing in her eyes as they spoke. It was remorse. Distant and deep. Sophie Neveu had shunned her grandfather and was now seeing him in an entirely different light.

Только теперь Лэнгдон заметил в ней перемену. Это было видно по глазам. Выражение отсутствующее, она словно ушла в себя. Прежде Софи Неве проклинала своего деда. И только теперь увидела ситуацию в совершенно другом свете.


Outside, the dawn was coming fast, its crimson aura gathering off the starboard. The earth was still black beneath them.

За стеклом иллюминатора быстро светлело, на горизонте появилась малиново-красная полоска. А земля под ними была по-прежнему погружена во тьму.


"Victuals, my dears?" Teabing rejoined them with a flourish, presenting several cans of Coke and a box of old crackers. He apologized profusely for the limited fare as he doled out the goods. "Our friend the monk isn't talking yet," he chimed, "but give him time." He bit into a cracker and eyed the poem. "So, my lovely, any headway?" He looked at Sophie. "What is your grandfather trying to tell us here? Where the devil is this headstone? This headstone praised by Templars."

- Надо бы подкрепиться, дорогие мои! - В салон вошел Тибинг и, весело улыбаясь, поставил на стол несколько банок колы и коробку крекеров. Затем извинился за столь скудное угощение: просто давно не пополнял припасов на борту. - Наш друг монах все еще отказывается говорить, - добавил он. - Но ничего, ему надо дать время. - Он откусил от крекера большой кусок и уставился на листок со стихотворением. - Итак, милые мои, есть ли идеи? - Он поднял глаза на Софи. - Что пытался сказать этим ваш дедушка? Где, черт побери, надгробный камень, которому поклонялись тамплиеры?


Sophie shook her head and remained silent.

Софи лишь молча покачала головой.


While Teabing again dug into the verse, Langdon popped a Coke and turned to the window, his thoughts awash with images of secret rituals and unbroken codes. A headstone praised by Templars is the key. He took a long sip from the can. A headstone praised by Templars. The cola was warm.

Тибинг снова занялся стихотворением, а Лэнгдон вскрыл банку с колой и отвернулся к иллюминатору. Надгробье тамплиеров - это ключ. Он отпил глоток из жестяной банки. Надгробие, которому поклонялись тамплиеры. Кола оказалась теплой.


The dissolving veil of night seemed to evaporate quickly, and as Langdon watched the transformation, he saw a shimmering ocean stretch out beneath them. The English Channel. It wouldn't be long now.

Ночь быстро сдавала позиции, за стеклом становилось все светлее, и Лэнгдон, наблюдавший за этими превращениями, вдруг увидел внизу поблескивающую морскую гладь. Ла-Манш. Теперь уже скоро.


Langdon willed the light of day to bring with it a second kind of illumination, but the lighter it became outside, the further he felt from the truth. He heard the rhythms of iambic pentameter and chanting, Hieros Gamos and sacred rites, resonating with the rumble of the jet.

Видимо, Лэнгдон в глубине души надеялся, что озарение придет к нему с рассветом, но этого не произошло. Чем светлее становилось за стеклом, тем призрачнее становилась истина. В ушах звучали строки, написанные пятистопным ямбом, заклинания Хиерос гамос и других священных ритуалов, рев самолета.


A headstone praised by Templars.

Надгробие, которому поклонялись тамплиеры.


The plane was over land again when a flash of enlightenment struck him. Langdon set down his empty can of Coke hard.

Самолет летел совсем низко, когда Лэнгдона вдруг осенило. Он со стуком поставил на стол пустую жестянку от колы.


"You won't believe this," he said, turning to the others. "The Templar headstone-I figured it out."

- Вы мне не поверите, - начал он и обернулся к Тибингу и Софи. - Мне кажется, я знаю... про надгробие тамплиеров.


Teabing's eyes turned to saucers.

Глаза у Тибинга стали как блюдца.


"You know where the headstone is?"

- Вы знаете, где надгробие?


Langdon smiled.

Лэнгдон улыбнулся:


"Not where it is. What it is."

- Не где. Я наконец понял, что это.


Sophie leaned in to hear.

Софи всем телом подалась вперед.


"I think the headstone references a literal stone head," Langdon explained, savoring the familiar excitement of academic breakthrough. "Not a grave marker."

- Мне кажется, слово "headstone", "надгробие", здесь следует понимать в его прямом изначальном смысле. "Stone head" - "каменная голова", - объяснил Лэнгдон. - И никакое это не надгробие.


"A stone head?" Teabing demanded.

- Что за каменная голова? - спросил Тибинг.


Sophie looked equally confused.

Софи тоже была удивлена.


"Leigh," Langdon said, turning, "during the Inquisition, the Church accused the Knights Templar of all kinds of heresies, right?"

- Во времена инквизиции, Лью, - начал Лэнгдон, - Церковь обвиняла рыцарей-тамплиеров во всех смертных грехах, правильно?


"Correct. They fabricated all kinds of charges. Sodomy, urination on the cross, devil worship, quite a list."

- Да, это так. Священники не уставали фабриковать против них обвинения. В содомии, в том, что они якобы мочились на крест, в поклонении дьяволу - список весьма пространный.


"And on that list was the worship of false idols, right? Specifically, the Church accused the Templars of secretly performing rituals in which they prayed to a carved stone head... the pagan god-"

- И в этом списке значилось также идолопоклонничество, верно? Церковь обвиняла тамплиеров в том, что они тайно совершают ритуалы, молятся перед вырезанной из камня головой... символизирующей языческого бога...


"Baphomet!" Teabing blurted. "My heavens, Robert, you're right! A headstone praised by Templars!"

- Бафомет! - возбужденно перебил его Тибинг. - О Господи, Роберт, ну конечно же, вы правы! Это и есть камень, которому поклонялись тамплиеры!


Langdon quickly explained to Sophie that Baphomet was a pagan fertility god associated with the creative force of reproduction. Baphomet's head was represented as that of a ram or goat, a common symbol of procreation and fecundity. The Templars honored Baphomet by encircling a stone replica of his head and chanting prayers.

Тут Лэнгдон быстро объяснил Софи, что Бафомет был языческим богом плодородия. Считалось, что он наделен невиданной мужской силой. Бафомета часто изображали в виде головы барана или козла - общепринятых символов плодовитости. Тамплиеры почитали Бафомета, вставали в круг, в центре которого находилась каменная голова, и хором читали молитвы.


"Baphomet," Teabing tittered. "The ceremony honored the creative magic of sexual union, but Pope Clement convinced everyone that Baphomet's head was in fact that of the devil. The Pope used the head of Baphomet as the linchpin in his case against the Templars."

- Бафомет! - радостно рассмеялся Тибинг. - Церемония была призвана восславить магию сексуального единения, дающего новую жизнь, но папа Климент был убежден, что Бафомет - это на самом деле голова дьявола. Каменная голова использовалась им в качестве главной улики в деле тамплиеров.


Langdon concurred. The modern belief in a horned devil known as Satan could be traced back to Baphomet and the Church's attempts to recast the horned fertility god as a symbol of evil. The Church had obviously succeeded, although not entirely. Traditional American Thanksgiving tables still bore pagan, horned fertility symbols. The cornucopia or "horn of plenty" was a tribute to Baphomet's fertility and dated back to Zeus being suckled by a goat whose horn broke off and magically filled with fruit. Baphomet also appeared in group photographs when some joker raised two fingers behind a friend's head in the V-symbol of horns; certainly few of the pranksters realized their mocking gesture was in fact advertising their victim's robust sperm count.

Лэнгдон кивнул. Современные верования в рогатого дьявола, или же сатану, уходили корнями к Бафомету и попыткам Церкви представить этого рогатого бога плодородия символом дьявола. И Церковь в этом преуспела, но лишь частично. На традиционных американских открытках ко Дню благодарения до сих пор изображают рога - языческий символ плодородия. "Рог изобилия" также был данью Бафомету и возник во времена поклонения Зевсу, который был вскормлен козьим молоком. Рог у козы отломился и волшебным образом наполнился различными плодами. Бафомет часто появлялся на групповых снимках: какой-нибудь шутник поднимал над головой друга два пальца в виде буквы "V", символа рогов. Лишь немногие из шутников догадывались о том, что этот жест на деле демонстрирует мужскую силу жертвы насмешек.


"Yes, yes," Teabing was saying excitedly. "Baphomet must be what the poem is referring to. A headstone praised by Templars."

- Да, да! - возбужденно твердил Тибинг. - Должно быть, в стихах речь идет именно о Бафомете. Это и есть тот камень, которому поклонялись тамплиеры.


"Okay," Sophie said, "but if Baphomet is the headstone praised by Templars, then we have a new dilemma." She pointed to the dials on the cryptex. "Baphomet has eight letters. We only have room for five."

- Хорошо, - кивнула Софи. - Но если Бафомет и есть тот камень, которому поклонялись тамплиеры, то тут у нас возникает новая проблема. - Она указала на диски криптекса. - В слове "Бафомет" семь букв. А ключевое слово может состоять только из пяти.


Teabing grinned broadly.

Тибинг улыбнулся во весь рот:


"My dear, this is where the Atbash Cipher comes into play"

- Вот тут-то, моя дорогая, нам и пригодится код этбаш.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru