Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter 82 - ГЛАВА 82.

Sophie turned to Langdon now, her voice quiet.

Софи обернулась к Лэнгдону и тихо заметила:


"Robert, nobody knows you and I are in England."

- А ведь никто не знает, что мы с вами в Англии, Роберт.


Langdon realized she was right. The Kent police would tell Fache the plane was empty, and Fache would have to assume they were still in France. We are invisible. Leigh's little stunt had just bought them a lot of time.

Лэнгдон понимал, что она права. Полиция Кента проинформирует Фаша, что в самолете беглецы не обнаружены, и тогда тот будет думать, что они остались во Франции. Мы теперь невидимки. Благодаря трюку, придуманному Тибингом, они получили самое драгоценное - время.


"Fache will not give up easily," Sophie said. "He has too much riding on this arrest now."

- Фаш так легко не сдастся, - продолжала меж тем Софи. - Слишком зациклился на вашем аресте.


Langdon had been trying not to think about Fache. Sophie had promised she would do everything in her power to exonerate Langdon once this was over, but Langdon was starting to fear it might not matter. Fache could easily be pan of this plot. Although Langdon could not imagine the Judicial Police tangled up in the Holy Grail, he sensed too much coincidence tonight to disregard Fache as a possible accomplice. Fache is religions, and he is intent on pinning these murders on me. Then again, Sophie had argued that Fache might simply be overzealous to make the arrest. After all, the evidence against Langdon was substantial. In addition to Langdon's name scrawled on the Louvre floor and in Sauniere's date book, Langdon now appeared to have lied about his manuscript and then run away. At Sophie's suggestion.

Лэнгдон старался не думать о Фаше. Софи обещала сделать все, что в ее силах, чтоб доказать невиновность Лэнгдона, когда все это закончится. Но он уже начал опасаться, что дело совсем не в ложных обвинениях. Фаш вполне может оказаться участником этого заговора. И хотя Лэнгдон представить не мог, какая связь существует между судебной полицией Франции и поисками Грааля, он чувствовал: слишком много было сегодня совпадений, указывающих на личную заинтересованность и осведомленность Фаша. Фаш очень религиозен. И он хочет повесить эти убийства на меня. Но Софи спорила с Лэнгдоном, доказывая, что Фаш заинтересован лишь в его аресте. Ведь, в конце концов, против него немало улик. Мало того, что имя Лэнгдона было выцарапано на полу в Лувре, мало того, что о встрече с ним упоминалось в календаре Соньера. Выяснилось также, что Лэнгдон солгал о своей рукописи, а потом еще и ударился в бега. Между прочим, по предложению Софи.


"Robert, I'm sorry you're so deeply involved," Sophie said, placing her hand on his knee. "But I'm very glad you're here."

- Роберт, мне действительно жаль, что вы оказались замешанным во все это, - сказала Софи и положила ему руку на колено. - И все же я рада, что вы здесь.


The comment sounded more pragmatic than romantic, and yet Langdon felt an unexpected flicker of attraction between them. He gave her a tired smile.

В последнем комментарии усматривался скорее прагматический, нежели романтический оттенок, но Лэнгдон вдруг ощутил, что их связывает нечто большее, и устало улыбнулся Софи.


"I'm a lot more fun when I've slept."

- От меня больше проку, когда я как следует высплюсь.


Sophie was silent for several seconds.

Какое-то время Софи молчала.


"My grandfather asked me to trust you. I'm glad I listened to him for once."

- Мой дед велел доверять вам. Я рада, что хоть раз послушалась его.


"Your grandfather didn't even know me."

- Но мы с ним даже не были знакомы.


"Even so, I can't help but think you've done everything he would have wanted. You helped me find the keystone, explained the Sangreal, told me about the ritual in the basement." She paused. "Somehow I feel closer to my grandfather tonight than I have in years. I know he would be happy about that."

- Это не важно. Мне кажется, вы сделали для меня все, о чем он только мог мечтать. Помогли найти краеугольный камень, объяснили, что такое Сангрил, рассказали о смысле того ритуала в подвале. - Она на секунду умолкла. - И знаете, сегодня я вдруг почувствовала себя ближе к деду, чем была все эти долгие годы. Он очень бы этому порадовался.


In the distance, now, the skyline of London began to materialize through the dawn drizzle. Once dominated by Big Ben and Tower Bridge, the horizon now bowed to the Millennium Eye-a colossal, ultramodern Ferris wheel that climbed five hundred feet and afforded breathtaking views of the city. Langdon had attempted to board it once, but the "viewing capsules" reminded him of sealed sarcophagi, and he opted to keep his feet on the ground and enjoy the view from the airy banks of the Thames.

В отдалении, на горизонте, в туманной дымке начал вырисовываться Лондон. Некогда над этим пейзажем доминировали Биг-Бен и Тауэрский мост, но теперь их сменило "Око Миллениума" - колоссальное ультрасовременное колесо обозрения высотой в добрые пятьсот футов, с которого открывался захватывающий вид на город. Как-то раз Лэнгдон даже хотел прокатиться на колесе, но вид кабинок-капсул не внушил доверия. Они напомнили ему маленькие саркофаги, и он предпочел остаться на земле и любоваться видами с продуваемой всеми ветрами набережной Темзы.


Langdon felt a squeeze on his knee, pulling him back, and Sophie's green eyes were on him. He realized she had been speaking to him.

Тут он почувствовал, что рука Софи легонько сжала его колено. Глаза ее возбужденно блестели.


"What do you think we should do with the Sangreal documents if we ever find them?" she whispered.

- Как думаете, что следует сделать с документами Сангрил, если, конечно, мы найдем их? - спросила она шепотом.


"What I think is immaterial," Langdon said. "Your grandfather gave the cryptex to you, and you should do with it what your instinct tells you he would want done."

- То, что думаю я, значения не имеет, - ответил Лэнгдон. - Дед передал криптекс вам, стало быть, вам и решать. Делайте то, что подсказывает вам сердце.


"I'm asking for your opinion. You obviously wrote something in that manuscript that made my grandfather trust your judgment. He scheduled a private meeting with you. That's rare."

- Мне хотелось бы знать ваше мнение. Ведь, очевидно, вы написали в своей книге нечто такое, что привлекло внимание деда, вызвало доверие к вам. Поэтому он и назначил вам встречу. А такое с ним случалось крайне редко.


"Maybe he wanted to tell me I have it all wrong."

- Может, он просто хотел сказать, что все написанное мной ошибочно.


"Why would he tell me to find you unless he liked your ideas? In your manuscript, did you support the idea that the Sangreal documents should be revealed or stay buried?"

- Тогда зачем дед велел мне найти вас, если не одобрял ваших идей? Скажите, в той рукописи вы высказывались в пользу того, что документы Сангрил следует предать огласке? Или же сжечь на костре?


"Neither. I made no judgment either way. The manuscript deals with the symbology of the sacred feminine-tracing her iconography throughout history. I certainly didn't presume to know where the Grail is hidden or whether it should ever be revealed."

- Ни то ни другое. Я не высказывал суждений об этом. В рукописи речь идет лишь о символах священного женского начала, прослеживается вся их иконография на определенном отрезке времени. И не мне решать, должен ли Грааль оставаться для всех тайной или же документы следует обнародовать.


"And yet you're writing a book about it, so you obviously feel the information should be shared."

- Но раз вы пишете об этом книгу, значит, все же хотите поделиться информацией?


"There's an enormous difference between hypothetically discussing an alternate history of Christ, and..." He paused.

- Существует огромная разница между чисто гипотетическим обсуждением альтернативной истории Христа и... - Он умолк.


"And what?"

- И чем?


"And presenting to the world thousands of ancient documents as scientific evidence that the New Testament is false testimony."

- И представлением миру тысяч древних документов в качестве научного доказательства того, что Новый Завет лжет.


"But you told me the New Testament is based on fabrications."

- Но вы же сами говорили мне, что Новый Завет - фальшивка.


Langdon smiled.

Лэнгдон улыбнулся:


"Sophie, every faith in the world is based on fabrication. That is the definition of faith-acceptance of that which we imagine to be true, that which we cannot prove. Every religion describes God through metaphor, allegory, and exaggeration, from the early Egyptians through modern Sunday school. Metaphors are a way to help our minds process the unprocessible. The problems arise when we begin to believe literally in our own metaphors."

- Софи, всякая вера на этой земле основана на фабрикации. Это подпадает под само определение веры как таковой. Что есть вера, как не принятие того, что мы лишь считаем непреложной истиной, того, что мы просто не в силах доказать?.. В любой религии Бог описывается через метафоры, аллегории и преувеличения разного рода. В любой - от древних египтян до современных воскресных школ. Метафора есть не что иное, как способ помочь нашему сознанию принять неприемлемое. Проблемы возникают, когда мы начинаем воспринимать метафоры буквально.


"So you are in favor of the Sangreal documents staying buried forever?"

- Так вы за то, чтобы документы Сангрил оставались спрятанными?


"I'm a historian. I'm opposed to the destruction of documents, and I would love to see religious scholars have more information to ponder the exceptional life of Jesus Christ."

- Я историк. Историк всегда против уничтожения документов. И мне бы очень хотелось, чтобы у теологов было больше информации для исследования и понимания необыкновенной жизни Иисуса Христа.


"You're arguing both sides of my question."

- Значит, вы против и того и другого?


"Am I? The Bible represents a fundamental guidepost for millions of people on the planet, in much the same way the Koran, Torah, and Pali Canon offer guidance to people of other religions. If you and I could dig up documentation that contradicted the holy stories of Islamic belief, Judaic belief, Buddhist belief, pagan belief, should we do that? Should we wave a flag and tell the Buddhists that we have proof the Buddha did not come from a lotus blossom? Or that Jesus was not born of a literal virgin birth? Those who truly understand their faiths understand the stories are metaphorical."

- Разве? Библия является главным путеводителем в жизни миллионов людей. Точно так же, как Коран, Тора и Пали являются путеводными звездами для людей других верований. Если вдруг окажется, что найденные нами документы противоречат священным историям исламских или языческих верований, буддийской и иудаистской веры, должны ли мы обнародовать их?.. Должны ли размахивать флагом и говорить буддистам, что у нас есть железные доказательства того, что Будда появился вовсе не из цветка лотоса? Или что Иисуса родила вовсе не девственница путем непорочного зачатия? Ведь истинно верующие всегда понимали, что истории эти - сплошная метафора. Софи посмотрела на него скептически.


Sophie looked skeptical. "My friends who are devout Christians definitely believe that Christ literally walked on water, literally turned water into wine, and was born of a literal virgin birth."

- А мои друзья, люди глубоко верующие, считают, что Христос действительно ходил по воде, действительно умел превращать воду в вино, действительно родился от непорочной девы.


"My point exactly," Langdon said. "Religious allegory has become a part of the fabric of reality. And living in that reality helps millions of people cope and be better people."

- Но это лишь подтверждает мои высказывания, - заметил Лэнгдон. - Религиозная аллегория постепенно стала частью реальности. Плотно и неразрывно вплетена в нее. И помогает миллионам людей жить в этой реальности, мириться с ней и становиться лучше.


"But it appears their reality is false."

- А тут вдруг выяснится, что эта их реальность - фальшь. Что они заблуждались.


Langdon chuckled.

Лэнгдон усмехнулся:


"No more false than that of a mathematical cryptographer who believes in the imaginary number 'i' because it helps her break codes."

- Ну, заблуждались они не больше, чем какая-нибудь помешанная на математике шифровальщица, свято верящая в воображаемое число "i" лишь на том основании, что оно помогает разгадывать коды.


Sophie frowned.

Софи нахмурилась:


"That's not fair."

- Это нечестно!


A moment passed.

Они помолчали.


"What was your question again?" Langdon asked.

- Так о чем вы там спрашивали? - сказал Лэнгдон.


"I can't remember."

- Уже не помню.


He smiled.

Он улыбнулся:


"Works every time."

- Всегда срабатывает безотказно.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru