Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter 99 - ГЛАВА 99.

Sir Leigh Teabing felt rueful as he gazed out over the barrel of his Medusa revolver at Robert Langdon and Sophie Neveu.

Лью Тибинг, злобно сощурившись, целился в Софи и Лэнгдона из револьвера "Медуза".


"My friends," he said, "since the moment you walked into my home last night, I have done everything in my power to keep you out of harm's way. But your persistence has now put me in a difficult position."

- Вот что, друзья мои, - начал он. - С тех самых пор, как вчера ночью вы вошли в мой дом, я по мере моих слабых сил делал все возможное, чтобы оградить вас от неприятностей. Но ваше упрямство поставило меня в весьма сложное положение.


He could see the expressions of shock and betrayal on Sophie's and Langdon's faces, and yet he was confident that soon they would both understand the chain of events that had guided the three of them to this unlikely crossroads.

По выражению лиц Софи и Лэнгдона он понял: они просто в шоке и такого предательства никак не ожидали. Однако Тибинг был уверен: очень скоро они поймут, что цепь событий неминуемо должна была привести именно к такой развязке.


There is so much I have to tell you both... so much you do not yet understand.

Мне так много хочется сказать вам обоим... но, увы, боюсь, вы не все поймете.


"Please believe," Teabing said, "I never had any intention of your being involved. You came to my home. You came searching for me."

- Поверьте, - продолжил Тибинг, - у меня не было ни малейшего намерения вовлекать вас в эту историю. Вы сами пришли в мой дом. Вы сами искали встречи со мной.


"Leigh?" Langdon finally managed. "What the hell are you doing? We thought you were in trouble. We came here to help you!"

- Лью? - наконец удалось выдавить Лэнгдону. - Что, черт побери, происходит? Мы считали, что вы в опасности. Мы здесь, чтобы помочь вам!


"As I trusted you would," he said. "We have much to discuss."

- Ни секунды не сомневался, что вы придете, - ответил Тибинг. - Нам надо многое обсудить.


Langdon and Sophie seemed unable to tear their stunned gazes from the revolver aimed at them.

Лэнгдон и Софи, точно загипнотизированные, не могли оторвать глаз от нацеленного на них револьвера.


"It is simply to ensure your full attention," Teabing said. "If I had wanted to harm you, you would be dead by now. When you walked into my home last night, I risked everything to spare your lives.

- Это просто чтобы вы слушали меня внимательно, - пояснил Тибинг. - Если бы я хотел причинить вам вред, оба вы уже давно были бы мертвы. Когда вчера ночью вы вошли в мой дом, я сделал все ради спасения ваших жизней.


"The Priory," Teabing continued, "was given a sacred charge to share the truth. To release the Sangreal documents when the End of Days arrived. For centuries, men like Da Vinci, Botticelli, and Newton risked everything to protect the documents and carry out that charge. And now, at the ultimate moment of truth, Jacques Sauniere changed his mind. The man honored with the greatest responsibility in Christian history eschewed his duty. He decided the time was not right." Teabing turned to Sophie. "He failed the Grail. He failed the Priory. And he failed the memory of all the generations that had worked to make that moment possible."

- Изначально Приорат, - продолжил Тибинг, - взял на себя священную обязанность обнародовать документы Сангрил с приходом конца дней. На протяжении веков такие люди, как да Винчи, Боттичелли и Ньютон, рисковали всем, чтобы сохранить эти документы и выполнить свою священную миссию. И вот теперь, когда настал момент истины, Жак Соньер неожиданно изменил решение. Человек, наделенный высочайшими полномочиями в христианском мире, пренебрег своим долгом. Он, видите ли, решил, что еще не время. - Тибинг обернулся к Софи. - Он пренебрег Граалем. Он подвел Приорат Сиона. Он предал память тех, кто на протяжении поколений приближал этот священный момент.


"You?" Sophie declared, glancing up now, her green eyes boring into him with rage and realization. "You are the one responsible for my grandfather's murder?"

- Вы?! - воскликнула Софи и так и впилась взором яростно сверкающих зеленых глаз в Тибинга. - Так это вы ответственны за убийство моего деда?..


Teabing scoffed.

Тибинг насмешливо фыркнул:


"Your grandfather and his senechaux were traitors to the Grail."

- Ваш дед и его ближайшие приспешники предали священный Грааль!


Sophie felt a fury rising from deep within. He's lying!

Волна гнева захлестнула Софи. Он лжет, лжет!


Teabing's voice was relentless. "Your grandfather sold out to the Church. It is obvious they pressured him to keep the truth quiet."

- Ваш дед с потрохами продался Церкви, - спокойно парировал Тибинг. - Очевидно, священники оказывали на него Определенное давление, чтобы держал язык за зубами.


Sophie shook her head.

Софи покачала головой:


"The Church had no influence on my grandfather!"

- Церковь никак не могла повлиять на моего деда!


Teabing laughed coldly.

Тибинг холодно усмехнулся:


"My dear, the Church has two thousand years of experience pressuring those who threaten to unveil its lies. Since the days of Constantine, the Church has successfully hidden the truth about Mary Magdalene and Jesus. We should not be surprised that now, once again, they have found a way to keep the world in the dark. The Church may no longer employ crusaders to slaughter non-believers, but their influence is no less persuasive. No less insidious." He paused, as if to punctuate his next point. "Miss Neveu, for some time now your grandfather has wanted to tell you the truth about your family."

- Но, дорогая моя, нельзя не учитывать, что у Церкви имеется огромный опыт по этой части. На протяжении двух тысячелетий она угнетала и уничтожала тех, кто угрожал ей разоблачением. Со времен императора Константина Церкви весьма успешно удавалось скрывать правду об истинных отношениях Марии Магдалины и Иисуса. А потому вовсе не удивительно, что и сейчас священники нашли способ и дальше держать мир в неведении. Да, Церковь больше не устраивает крестовых походов ради избиения неверных, но от этого влияние ее ничуть не ослабло. Не стало менее агрессивным. - Он выдержал многозначительную паузу. - Мисс Неве, кажется, ваш дедушка хотел рассказать вам всю правду о вашей семье.


Sophie was stunned.

Софи была потрясена.


"How could you know that?"

- Откуда вы знаете?


"My methods are immaterial. The important thing for you to grasp right now is this." He took a deep breath. "The deaths of your mother, father, grandmother, and brother were not accidental."

- Это не столь существенно. Важно другое. Важно, чтобы вы поняли наконец следующее. - Тут он снова многозначительно умолк, вздохнул, а потом добавил: - Гибель вашей матери, отца, брата и бабушки была далеко не случайной.


The words sent Sophie's emotions reeling. She opened her mouth to speak but was unable.

Слова эти потрясли Софи. Она потеряла дар речи. Хотела что-то сказать, но мешал ком в горле.


Langdon shook his head.

Лэнгдон покачал головой:


"What are you saying?"

- О чем это вы?


"Robert, it explains everything. All the pieces fit. History repeats itself. The Church has a precedent of murder when it comes to silencing the Sangreal. With the End of Days imminent, killing the Grand Master's loved ones sent a very clear message. Be quiet, or you and Sophie are next."

- Но ведь это же все объясняет, Роберт! Все сходится. История имеет свойство повторяться. У Церкви уже имелся прецедент. Она не остановилась перед убийством, когда надо было скрыть историю с Граалем. Настала смена тысячелетий, и убийство Великого мастера, Жака Соньера, должно послужить в назидание другим. Держите язык за зубами, иначе следующими будете вы, Роберт и Софи.


"It was a car accident," Sophie stammered, feeling the childhood pain welling inside her. "An accident!"

- Но они погибли в автокатастрофе, - пробормотала Софи. Сердце ее заныло от тоски и боли. - Произошел несчастный случай!


"Bedtime stories to protect your innocence," Teabing said. "Consider that only two family members went untouched-the Priory's Grand Master and his lone granddaughter-the perfect pair to provide the Church with control over the brotherhood. I can only imagine the terror the Church wielded over your grandfather these past years, threatening to kill you if he dared release the Sangreal secret, threatening to finish the job they started unless Sauniere influenced the Priory to reconsider its ancient vow."

- Сказочка на ночь, чтобы дитя оставалось в счастливом неведении, - сказал Тибинг. - Да вы вдумайтесь хорошенько. Уцелели лишь два члена семьи, Великий мастер Приората и его внучка. Для того чтобы обеспечить контроль Церкви над братством, лучшей парочки просто не сыскать. Могу лишь догадываться, какому террору подвергла Церковь вашего деда в эти последние годы. Они наверняка угрожали убить вас, его единственную внучку, если он посмеет опубликовать документы Сангрил. Вот и пришлось Жаку Соньеру, обладавшему немалым влиянием, отговорить Приорат.


"Leigh," Langdon argued, now visibly riled, "certainly you have no proof that the Church had anything to do with those deaths, or that it influenced the Priory's decision to remain silent."

- Но послушайте, Лью, - перебил его Лэнгдон, лишь сейчас он немного пришел в себя. - Сознайтесь, ведь у вас нет никаких доказательств, что Церковь имеет какое-либо отношение к этим смертям. Как и к тому, что священники как-то повлияли на решение Приората молчать и впредь.


"Proof?" Teabing fired back. "You want proof the Priory was influenced? The new millennium has arrived, and yet the world remains ignorant! Is that not proof enough?"

- Доказательства? - парировал Тибинг. - Какие еще вам нужны доказательства, что на Приорат повлияли? Новое тысячелетие настало, а весь мир по-прежнему пребывает в неведении! Разве это не доказательство?


In the echoes of Teabing's words, Sophie heard another voice speaking. Sophie, I must tell you the truth about your family. She realized she was trembling. Could this possibly be that truth her grandfather had wanted to tell her? That her family had been murdered? What did she truly know about the crash that took her family? Only sketchy details. Even the stories in the newspaper had been vague. An accident? Bedtime stories? Sophie flashed suddenly on her grandfather's overprotectiveness, how he never liked to leave her alone when she was young. Even when Sophie was grown and away at university, she had the sense her grandfather was watching over. She wondered if there had been Priory members in the shadows throughout her entire life, looking after her.

Слова Тибинга эхом разносились под высокими сводами, а в ушах Софи звучал совсем другой голос. Голос деда. Софи, я хочу рассказать тебе правду о твоей семье. Только сейчас она почувствовала, что ее сотрясает мелкая дрожь. Неужели дедушка хотел рассказать ей именно это? О том, что всю ее семью убили? А что действительно известно ей об этой катастрофе, унесшей жизни четырех самых близких людей? Да ничего, лишь общие детали. Даже в газетах описание этого несчастного случая выглядело довольно туманным. Был ли то несчастный случай? Или утешительная сказочка на ночь? И вдруг Софи вспомнила, как истово оберегал ее дед буквально от всего на свете. Не оставлял одну ни на секунду, когда она была девочкой. Даже когда Софи стала взрослой и поступила в университет, она незримо ощущала присутствие деда. Казалось, он следит за каждым ее шагом. Может, за ней действительно тайком наблюдали специально приставленные члены Приората?


"You suspected he was being manipulated," Langdon said, glaring with disbelief at Teabing. "So you murdered him?"

- Так вы подозреваете, что Соньером манипулировали, - сказал Лэнгдон, окидывая Тибинга недоверчивым взглядом. - Значит, это вы убили его?


"I did not pull the trigger," Teabing said. "Sauniere was dead years ago, when the Church stole his family from him. He was compromised. Now he is free of that pain, released from the shame caused by his inability to carry out his sacred duty. Consider the alternative. Something had to be done. Shall the world be ignorant forever? Shall the Church be allowed to cement its lies into our history books for all eternity? Shall the Church be permitted to influence indefinitely with murder and extortion? No, something needed to be done! And now we are poised to carry out Sauniere's legacy and right a terrible wrong." He paused. "The three of us. Together."

- Ну, на спусковой крючок я не нажимал, - ответил тот. - Соньер умер давным-давно, в тот миг, когда Церковь отняла у него семью. Он был скомпрометирован. Зато теперь он свободен от угрызений совести, что одолевали его при одной мысли о том, что он оказался не способен выполнить свой священный долг. А теперь давайте рассмотрим альтернативы. Что-то следует предпринять. Должен ли весь мир оставаться в неведении и дальше? Следует ли разрешать Церкви и впредь вбивать лживые идеи в головы людей через свои книжки? Следует ли разрешать Церкви распространять свое влияние, влияние, что достигается путем убийств, обмана и преследований? Нет, с этим следует покончить! И это должны сделать мы. Мы должны исполнить за Соньера его долг, исправить его ужасную ошибку. - Он на секунду умолк. - Мы трое. Мы должны действовать заодно.


Sophie felt only incredulity.

Софи просто ушам своим не верила.


"How could you possibly believe that we would help you?"

- Да как только вы могли подумать, что мы станем помогать вам?


"Because, my dear, you are the reason the Priory failed to release the documents. Your grandfather's love for you prevented him from challenging the Church. His fear of reprisal against his only remaining family crippled him. He never had a chance to explain the truth because you rejected him, tying his hands, making him wait. Now you owe the world the truth. You owe it to the memory of your grandfather."

- Да просто потому, моя дорогая, что именно вы стали причиной отказа Приората обнародовать документы. Любовь деда к вам сделала его слабым, неспособным противостоять Церкви. Его сковывал страх потерять единственного родного и близкого человека. И он уже никогда не сможет поведать правду, поскольку вы отвергли его, связали ему руки, заставили ждать. Теперь поведать правду миру - ваш долг. Вы должны сделать это в память о Жаке Соньере.


Robert Langdon had given up trying to get his bearings. Despite the torrent of questions running through his mind, he knew only one thing mattered now-getting Sophie out of here alive. All the guilt Langdon had mistakenly felt earlier for involving Teabing had now been transferred to Sophie.

Роберт Лэнгдон давно оставил попытки разобраться в истинных мотивах Тибинга. Его волновало лишь одно: как вывести отсюда Софи живой и невредимой. Прежде его мучило чувство вины перед Тибингом, теперь же он терзался из-за Софи.


I took her to Chateau Villette. I am responsible.

Это я завез ее в Шато Виллет. Мне и отвечать.


Langdon could not fathom that Leigh Teabing would be capable of killing them in cold blood here in the Chapter House, and yet Teabing certainly had been involved in killing others during his misguided quest. Langdon had the uneasy feeling that gunshots in this secluded, thick-walled chamber would go unheard, especially in this rain. And Leigh just admitted his guilt to us.

Лэнгдон не слишком верил в то, что Тибинг способен хладнокровно застрелить их здесь, в Чептер-Хаус. Теперь он понимал: на совести Тибинга немало невинных жертв. К тому же возникло неприятное подозрение, что выстрелы, которые могут прогреметь здесь, в этом помещении с толстыми каменными стенами, вряд ли будут услышаны снаружи, особенно в такой дождь. А Лью просто свалит всю вину на нас.


Langdon glanced at Sophie, who looked shaken. The Church murdered Sophie's family to silence the Priory? Langdon felt certain the modern Church did not murder people. There had to be some other explanation.

Лэнгдон покосился на Софи, на ней лица не было. Церковь уничтожила всю ее семью, чтобы Приорат молчал? Как-то не слишком верилось, что современная Церковь на подобное способна. Должно существовать какое-то иное объяснение.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru