Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter 101 - ГЛАВА 101.

Robert Langdon stood beneath the lofty cupola of the deserted Chapter House and stared into the barrel of Leigh Teabing's gun.

Роберт Лэнгдон стоял под куполом Чептер-Хаус и смотрел прямо в дуло нацеленного на него револьвера Лью Тибинга.


Robert, are you with me, or against me? The Royal Historian's words echoed in the silence of Langdon's mind.

Вы со мной, Роберт, или против меня? Эти слова рыцаря сэра Лью до сих пор звучали у него в ушах.


There was no viable response, Langdon knew. Answer yes, and he would be selling out Sophie. Answer no, and Teabing would have no choice but to kill them both.

Лэнгдон понимал: сколько-нибудь определенного ответа дать он не может. Если ответит "да", он предаст Софи. Ответ "нет" означал, что у Тибинга просто не будет иного выбора, кроме как пристрелить их обоих.


Langdon's years in the classroom had not imbued him with any skills relevant to handling confrontations at gunpoint, but the classroom had taught him something about answering paradoxical questions. When a question has no correct answer, there is only one honest response.

Мирная профессия преподавателя не могла научить Лэнгдона решать спорные вопросы под прицелом револьвера. Зато она научила его находить ответы на самые парадоксальные вопросы. Когда на вопрос не существует правильного ответа, есть только один честный выход из ситуации.


The gray area between yes and no.

Ни да, ни нет.


Silence.

Молчание.


Staring at the cryptex in his hands, Langdon chose simply to walk away.

И Лэнгдон, не отводя взгляд от криптекса, сделал шаг назад.


Without ever lifting his eyes, he stepped backward, out into the room's vast empty spaces. Neutral ground. He hoped his focus on the cryptex signaled Teabing that collaboration might be an option, and that his silence signaled Sophie he had not abandoned her.

Не поднимая глаз, он молча отступал, каждый шаг гулким эхом отдавался в огромном пустом помещении. Нейтральная полоса. Он надеялся, что Тибинг поймет: единственным в данный момент выходом может быть согласие помочь при разгадке криптекса. Надеялся, что его молчание скажет Софи: он ее не предаст, не оставит.


All the while buying time to think.

Необходимо выиграть хотя бы немного времени. Чтобы подумать.


The act of thinking, Langdon suspected, was exactly what Teabing wanted him to do. That's why he handed me the cryptex. So I could feel the weight of my decision. The British historian hoped the touch of the Grand Master's cryptex would make Langdon fully grasp the magnitude of its contents, coaxing his academic curiosity to overwhelm all else, forcing him to realize that failure to unlock the keystone would mean the loss of history itself.

Подумать. Он был уверен: именно этого и ждет от него Тибинг. Вот почему он отдал мне криптекс. Чтобы я почувствовал, что стоит на кону. И принял решение. Англичанин рассчитывал на то, что прикосновение к творению Великого мастера заставит Лэнгдона осознать значимость кроющейся в нем тайны. Пробудит непреодолимое любопытство истинного ученого, перед которым меркнут все остальные соображения. Заставит понять, что если тайна краеугольного камня останется неразгаданной, то это будет огромная потеря для истории.


With Sophie at gunpoint across the room, Langdon feared that discovering the cryptex's elusive password would be his only remaining hope of bartering her release. If I can free the map, Teabing will negotiate. Forcing his mind to this critical task, Langdon moved slowly toward the far windows... allowing his mind to fill with the numerous astronomical images on Newton's tomb.

Лэнгдон был уверен: у него осталась единственная возможность спасти Софи, и связана она с разгадкой последнего ключевого слова. Тут возможен торг. Если Тибинг поймет, что я способен достать из цилиндра карту, тогда он может пойти на уступки. И Лэнгдон продолжал медленно отступать к высоким окнам... а все мысли и воспоминания его были сосредоточены на астрономических символах и фигурах, украшающих могилу Ньютона.


You seek the orb that ought be on his tomb.
It speaks of Rosy flesh and seeded womb.

Шар от могилы найди, Розы цветок.
На плодоносное чрево сие есть намек.


Turning his back to the others, he walked toward the towering windows, searching for any inspiration in their stained-glass mosaics. There was none.

Повернувшись спиной к Тибингу и Софи, он продолжал двигаться к высоким окнам в стремлении отыскать в их цветных витражах хотя бы искорку вдохновения. Но ничего не получалось.


Place yourself in Sauniere's mind, he urged, gazing outward now into College Garden. What would he believe is the orb that ought be on Newton's tomb? Images of stars, comets, and planets twinkled in the falling rain, but Langdon ignored them. Sauniere was not a man of science. He was a man of humanity, of art, of history. The sacred feminine... the chalice... the Rose... the banished Mary Magdalene... the decline of the goddess... the Holy Grail.

Надо представить себя на месте Соньера, понять ход его рассуждений, думал он, всматриваясь через окно в сад. Что, по его мнению, могло быть шаром, украшавшим надгробный памятник Ньютону? Перед глазами на фоне потоков дождя мелькали звезды, кометы и планеты, но Лэнгдон мысленно отмел их почти сразу. Соньер точными науками не занимался. Он был типичным гуманитарием, хорошо знал искусство и историю. Священное женское начало... сосуд... Роза... запрещенная Мария Магдалина... свержение богини... Грааль.


В легендах Грааль зачастую представал в образе жестокой любовницы, танцующей где-то вдалеке, в тени, нашептывающей тебе на ухо, соблазняющей, зовущей и исчезающей, точно призрак, стоит тебе сделать хотя бы шаг.


Gazing out at the rustling trees of College Garden, Langdon sensed her playful presence. The signs were everywhere. Like a taunting silhouette emerging from the fog, the branches of Britain's oldest apple tree burgeoned with five-petaled blossoms, all glistening like Venus. The goddess was in the garden now. She was dancing in the rain, singing songs of the ages, peeking out from behind the bud-filled branches as if to remind Langdon that the fruit of knowledge was growing just beyond his reach.

Глядя на пригибаемые ветром верхушки деревьев, Лэнгдон, казалось, ощущал ее невидимое присутствие. Знаки разбросаны повсюду. Вот из тумана выплыл искусительный образ - ветви старой английской яблони, сплошь усыпанные бело-розовыми цветами. В каждом пять лепестков, и сияют они свежестью и красотой, подобно Венере. Богиня в саду. Она танцует под дождем, напевает старинные песни, выглядывает из-за ветвей, смотрит из розовых бутонов, словно для того, чтобы напомнить Лэнгдону: плод знаний здесь, совсем рядом, стоит только руку протянуть.


Across the room, Sir Leigh Teabing watched with confidence as Langdon gazed out the window as if under a spell.

Стоявший в отдалении Тибинг следил за каждым движением Лэнгдона точно завороженный.


Exactly as I hoped, Teabing thought. He will come around.

Как я и надеялся, думал Тибинг. Он купился. Он ищет разгадку.


For some time now, Teabing had suspected Langdon might hold the key to the Grail. It was no coincidence that Teabing launched his plan into action on the same night Langdon was scheduled to meet Jacques Sauniere. Listening in on the curator, Teabing was certain the man's eagerness to meet privately with Langdon could mean only one thing. Langdon's mysterious manuscript has touched a nerve with the Priory.

До настоящего момента Лью подозревал, что Лэнгдону удалось найти ключ к тайне Грааля. Не случайно Тибинг привел свой план в действие в ту самую ночь, когда Лэнгдон должен был встретиться с Жаком Соньером. Прослушивая разговоры куратора, Тибинг узнал, что именно Соньер настаивал на этой встрече. А потому напрашивался один вывод. В таинственной рукописи Лэнгдона было нечто, затрагивавшее интересы Приората.


Langdon has stumbled onto a truth, and Sauniere fears its release. Teabing felt certain the Grand Master was summoning Langdon to silence him.

Лэнгдон узнал правду наверняка чисто случайно. И Соньер боялся, что эта правда всплывет. Тибинг был уверен: Великий мастер Приората вызвал Лэнгдона с одной целью - заставить его молчать.


The Truth has been silenced long enough!

Но правду скрывали уже достаточно долго! Хватит!


Teabing knew he had to act quickly. Silas's attack would accomplish two goals. It would prevent Sauniere from persuading Langdon to keep quiet, and it would ensure that once the keystone was in Teabing's hands, Langdon would be in Paris for recruitment should Teabing need him.

Тибинг понял: надо действовать быстро. Нападение Сайласа преследовало две цели. Во-первых, остановить Соньера, не дать ему возможности убедить Лэнгдона хранить молчание. Во-вторых, завладеть краеугольным камнем. Когда он окажется у Тибинга, Лэнгдон будет в Париже. И если понадобится, Тибинг сможет привлечь его.


Arranging the fatal meeting between Sauniere and Silas had been almost too easy. I had inside information about Sauniere's deepest fears. Yesterday afternoon, Silas had phoned the curator and posed as a distraught priest.

Организовать нападение Сайласа на Соньера не составило особого труда. Слишком много уже успел узнать Тибинг о тайных страхах куратора. Вчера днем Сайлас позвонил Соньеру в Лувр и представился священником парижского прихода.


"Monsieur Sauniere, forgive me, I must speak to you at once. I should never breach the sanctity of the confessional, but in this case, I feel I must. I just took confession from a man who claimed to have murdered members of your family."

- Прошу прощения, месье Соньер, но я должен переговорить с вами, и немедленно. Не в моих правилах нарушать тайну исповеди. Но этот случай... похоже, исключение. Я только что исповедовал человека, который утверждает, что убил нескольких членов вашей семьи.


Sauniere's response was startled but wary.

Соньер воспринял эти слова с изрядной долей недоверия.


"My family died in an accident. The police report was conclusive."

- Моя семья погибла в автомобильной катастрофе, - устало ответил он. - Полиция пришла к однозначному заключению.


"Yes, a car accident," Silas said, baiting the hook. "The man I spoke to said he forced their car off the road into a river."

- Да, это действительно была автокатастрофа, - сказал Сайлас. - Человек, с которым я говорил, утверждает, что заставил их машину съехать с дороги в реку.


Sauniere fell silent.

Соньер молчал.


"Monsieur Sauniere, I would never have phoned you directly except this man made a comment which makes me now fear for your safety." He paused. "The man also mentioned your granddaughter, Sophie."

- Месье Соньер, я никогда не позвонил бы вам, но этот человек... он косвенно дал понять, что и вам грозит опасность. - Сайлас выдержал многозначительную паузу. - И еще он говорил о вашей внучке Софи.


The mention of Sophie's name had been the catalyst. The curator leapt into action. He ordered Silas to come see him immediately in the safest location Sauniere knew-his Louvre office. Then he phoned Sophie to warn her she might be in danger. Drinks with Robert Langdon were instantly abandoned.

Упоминание о Софи сыграло решающую роль. Куратор приступил к действиям. Попросил Сайласа немедленно приехать к нему прямо в Лувр. Свой кабинет он считал самым безопасным местом для такой встречи. Затем бросился звонить Софи, чтобы предупредить об опасности. На встречу с Лэнгдоном пришлось махнуть рукой.


Now, with Langdon separated from Sophie on the far side of the room, Teabing sensed he had successfully alienated the two companions from one another. Sophie Neveu remained defiant, but Langdon clearly saw the larger picture. He was trying to figure out the password. He understands the importance of finding the Grail and releasing her from bondage.

И теперь, глядя на стоявших в разных концах помещения Лэнгдона и Софи, Тибинг не мог удержаться от мысли, что ему все же удалось разделить этих компаньонов. Софи Неве пребывала в полной растерянности, Лэнгдон же был целиком сосредоточен на разгадке ключевого слова. Он осознает важность нахождения Грааля, ее судьба его теперь не занимает.


"He won't open it for you," Sophie said coldly. "Even if he can."

- Он ни за что не откроет его для вас, - холодно произнесла Софи. - Даже если сможет.


Teabing was glancing at Langdon as he held the gun on Sophie. He was fairly certain now he was going to have to use the weapon. Although the idea troubled him, he knew he would not hesitate if it came to that. I have given her every opportunity to do the right thing. The Grail is bigger than any one of us.

Тибинг, продолжая держать Софи под прицелом, покосился в сторону Лэнгдона. Теперь сомнений у него почти не осталось, оружие применять придется. Ему не слишком это нравилось, но он знал, что без колебаний спустит курок, если потребуется. Я сделал все возможное, предоставил ей достойный выход из ситуации. Грааль для меня значит больше, чем жизни каких-то двух человек.


At that moment, Langdon turned from the window.

В этот момент Лэнгдон отвернулся от окна.


"The tomb..." he said suddenly, facing them with a faint glimmer of hope in his eyes. "I know where to look on Newton's tomb. Yes, I think I can find the password!"

- Могила... - медленно произнес он, и в глазах его замерцал огонек. - Мне кажется, я знаю, где и что искать на памятнике Ньютону. Да, думаю, я разгадал ключевое слово!


Teabing's heart soared.

Сердце у Тибинга бешено забилось.


"Where, Robert? Tell me!"

- Где, Роберт? Скажите же мне!


Sophie sounded horrified. "Robert, no! You're not going to help him, are you?"

- Нет, Роберт! - в ужасе воскликнула Софи. - Не говорите! Вы же не собираетесь помогать ему, верно?..


Langdon approached with a resolute stride, holding the cryptex before him.

Лэнгдон решительно зашагал к ним с зажатым в руке криптексом.


"No," he said, his eyes hardening as he turned to Leigh. "Not until he lets you go."

- Ничего не скажу, - тихо и многозначительно произнес он, глядя прямо в глаза Тибингу. - До тех пор, пока вы ее не отпустите!


Teabing's optimism darkened.

Тибинг помрачнел:


"We are so close, Robert. Don't you dare start playing games with me!"

- Мы так близки к цели, Роберт. Не смейте играть со мной в эти игры!


"No games," Langdon said. "Let her go. Then I'll take you to Newton's tomb. We'll open the cryptex together."

- Какие там игры, - отмахнулся Лэнгдон. - Просто дайте ей уйти, и все. А я отведу вас к могиле Ньютона. И там мы вместе откроем криптекс.


"I'm not going anywhere," Sophie declared, her eyes narrowing with rage. "That cryptex was given to me by my grandfather. It is not yours to open."

- Я никуда не пойду, - сказала Софи, зеленые глаза ее сузились от ярости. - Криптекс мне дал дед. И не вам его открывать.


Langdon wheeled, looking fearful.

Лэнгдон резко повернулся к ней, в глазах его мелькнул страх.


"Sophie, please! You're in danger. I'm trying to help you!"

- Софи, пожалуйста! Вы в опасности. Я пытаюсь помочь вам!


"How? By unveiling the secret my grandfather died trying to protect? He trusted you, Robert. I trusted you!"

- Как? Раскрыв тайну, защищая которую мой дед пожертвовал собственной жизнью? Он доверял вам, Роберт. И я тоже вам доверяла!


Langdon's blue eyes showed panic now, and Teabing could not help but smile to see the two of them working against one another. Langdon's attempts to be gallant were more pathetic than anything. On the verge of unveiling one of history's greatest secrets, and he troubles himself with a woman who has proven herself unworthy of the quest.

В синих глазах Лэнгдона мелькнул страх, и Тибинг не мог сдержать улыбки, увидев, что эта парочка готова разругаться раз и навсегда. Все попытки Лэнгдона проявить благородство, похоже, ничуть не действовали на эту дамочку. Он стоит на пороге открытия величайшей в истории тайны, но его больше волнует судьба совершенно никчемной девчонки, доказавшей свою полную неспособность приблизить разгадку.


"Sophie," Langdon pleaded. "Please... you must leave."

- Софи... - продолжал умолять Лэнгдон. - Софи, вы должны уйти.


She shook her head. "Not unless you either hand me the cryptex or smash it on the floor."

Она покачала головой: - Не уйду. До тех пор пока вы не отдадите мне криптекс. Или просто не разобьете его об пол.


"What?" Langdon gasped.

- Что? - изумился Лэнгдон.


"Robert, my grandfather would prefer his secret lost forever than see it in the hands of his murderer." Sophie's eyes looked as if they would well with tears, but they did not. She stared directly back at Teabing. "Shoot me if you have to. I am not leaving my grandfather's legacy in your hands."

- Роберт, мой дед предпочел бы видеть криптекс уничтоженным, нежели в руках убийцы. Его убийцы! - Казалось, Софи вот-вот разрыдается, но этого не произошло. Теперь она смотрела прямо в глаза Тибингу. - Ну, стреляйте же! Не собираюсь оставлять вещь, принадлежавшую деду, в ваших грязных лапах!


Very well. Teabing aimed the weapon.

Что ж, прекрасно. Тибинг прицелился.


"No!" Langdon shouted, raising his arm and suspending the cryptex precariously over the hard stone floor. "Leigh, if you even think about it, I will drop this."

- Нет! - крикнул Лэнгдон и угрожающе приподнял руку с зажатым в ней камнем. - Только попробуйте, Лью, и я разобью его!


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru