Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter 103 - ГЛАВА 103.

It was late afternoon when the London sun broke through and the city began to dry. Bezu Fache felt weary as he emerged from the interrogation room and hailed a cab. Sir Leigh Teabing had vociferously proclaimed his innocence, and yet from his incoherent rantings about the Holy Grail, secret documents, and mysterious brotherhoods, Fache suspected the wily historian was setting the stage for his lawyers to plead an insanity defense.

Лишь к вечеру над Лондоном показалось солнце, и крыши, дороги, тротуары и трава начали подсыхать. Безу Фаш, пошатываясь от усталости, вышел из полицейского участка после допроса и остановил такси. Сэр Лью Тибинг с пеной у рта настаивал на полной своей невиновности, и из его маловразумительных рассуждений о Граале, секретных документах и таинственных братствах Фаш сделал вывод, что хитрый старик подготавливает почву для адвокатов. Чтобы те построили тактику защиты на его временном умопомешательстве.


Sure, Fache thought. Insane. Teabing had displayed ingenious precision in formulating a plan that protected his innocence at every turn. He had exploited both the Vatican and Opus Dei, two groups that turned out to be completely innocent. His dirty work had been carried out unknowingly by a fanatical monk and a desperate bishop. More clever still, Teabing had situated his electronic listening post in the one place a man with polio could not possibly reach. The actual surveillance had been carried out by his manservant, Remy-the lone person privy to Teabing's true identity-now conveniently dead of an allergic reaction.

Как же, подумал Фаш, сумасшедший он! Для сумасшедшего Тибинг проявил незаурядную изобретательность в формулировке версии, которая могла свидетельствовать о его невиновности. Для этого он использовал "Опус Деи" и Ватикан, которые, как выяснилось, были здесь совершенно ни при чем. Всю грязную работу за него выполняли какой-то фанатик-монах и отчаявшийся священник. Мало того, хитрец Тибинг установил прослушивающее устройство в таком месте, куда калеке забраться было просто не под силу. Разговоры прослушивал его слуга Реми - единственный человек, благодаря которому удалось установить личность Тибинга и его причастность к этому делу. Надо сказать, Реми очень своевременно ушел в мир иной - скончался от анафилактического шока.


Hardly the handiwork of someone lacking mental faculties, Fache thought.

Вряд ли все это дело рук человека, страдающего умопомешательством, подумал Фаш.


The information coming from Collet out of Chateau Villette suggested that Teabing's cunning ran so deep that Fache himself might even learn from it. To successfully hide bugs in some of Paris's most powerful offices, the British historian had turned to the Greeks. Trojan horses. Some of Teabing's intended targets received lavish gifts of artwork, others unwittingly bid at auctions in which Teabing had placed specific lots. In Sauniere's case, the curator had received a dinner invitation to Chateau Villette to discuss the possibility of Teabing's funding a new Da Vinci Wing at the Louvre. Sauniere's invitation had contained an innocuous postscript expressing fascination with a robotic knight that Sauniere was rumored to have built. Bring him to dinner, Teabing had suggested. Sauniere apparently had done just that and left the knight unattended long enough for Remy Legaludec to make one inconspicuous addition.

Информация, полученная от Колле из замка Шато Виллет, подтверждала, что изобретательности у Тибинга мог бы поучиться сам Фаш. Чтобы спрятать "жучки" в одном из важных парижских учреждений, британский историк прибег к помощи древних греков. Троянский конь. Многие чиновники, объекты интереса Тибинга, получали роскошные подарки в виде разных антикварных изделий, другие любили посещать аукционы, на которых Тибинг размещал весьма привлекательные лоты. В случае же с Соньером пришлось поступить по-другому. Куратору прислали приглашение на обед в Шато Виллет, где предстояло обсудить возможность создания в Лувре на средства Тибинга нового отдельного "Крыла да Винчи". Приглашение сопровождалось с виду вполне невинной припиской, в которой сэр Лью выражал любопытство по поводу созданного Соньером робота-рыцаря. Не откажите в любезности, привезите с собой, очень хотелось бы взглянуть. Очевидно, Соньер пошел англичанину навстречу, и рыцарь-робот был оставлен на время обеда под присмотром Реми Легалудека. Времени у того было вполне достаточно, чтобы снабдить эту игрушку еще одной незаметной деталью.


Now, sitting in the back of the cab, Fache closed his eyes. One more thing to attend to before I return to Paris.

Сидевший на заднем сиденье такси Фаш устало закрыл глаза. Не забыть бы заехать еще в одно место перед возвращением в Париж.


The St. Mary's Hospital recovery room was sunny.

Палату в госпитале Святой Марии заливали яркие лучи весеннего солнца.


"You've impressed us all," the nurse said, smiling down at him. "Nothing short of miraculous."

- Вы нас всех удивили, - улыбнувшись, заметила медсестра. - Можно сказать, вернулись с того света.


Bishop Aringarosa gave a weak smile.

Епископ Арингароса слабо улыбнулся в ответ:


"I have always been blessed."

- Господь всегда меня хранил.


The nurse finished puttering, leaving the bishop alone. The sunlight felt welcome and warm on his face. Last night had been the darkest night of his life.

Сестра закончила перевязку и оставила епископа одного. Солнце приятно грело лицо. А прошлая ночь была самой темной и ужасной в его жизни.


Despondently, he thought of Silas, whose body had been found in the park.

Он думал о Сайласе, чье тело было найдено в парке.


Please forgive me, my son.

Пожалуйста, прости меня, сын мой...


Aringarosa had longed for Silas to be part of his glorious plan. Last night, however, Aringarosa had received a call from Bezu Fache, questioning the bishop about his apparent connection to a nun who had been murdered in Saint-Sulpice. Aringarosa realized the evening had taken a horrifying turn. News of the four additional murders transformed his horror to anguish. Silas, what have you done! Unable to reach the Teacher, the bishop knew he had been cut loose. Used. The only way to stop the horrific chain of events he had helped put in motion was to confess everything to Fache, and from that moment on, Aringarosa and Fache had been racing to catch up with Silas before the Teacher persuaded him to kill again.

Теперь Арингароса жалел о том, что привлек Сайласа к выполнению своего плана. Вчера вечером ему звонил капитан Безу Фаш. Он подозревал епископа в соучастии в убийстве монахини, которое произошло в церкви Сен-Сюльпис. И Арингароса понял, что события той ночи приняли непредсказуемый оборот. А узнав из выпуска новостей еще о четырех убийствах, он просто пришел в ужас. Что же ты натворил, Сайлас! Как только посмел! Затем он попытался связаться с Учителем, но безуспешно. И только тогда епископ понял: его просто использовали. Что единственный способ предотвратить дальнейшее развитие ужасных событий - это сознаться во всем Фашу. Так и произошло, и с того момента Арингароса вместе с Фашем пытались перехватить Сайласа, хотели опередить Учителя, пока тот не отдал монаху приказ убить кого-то еще.


Feeling bone weary, Aringarosa closed his eyes and listened to the television coverage of the arrest of a prominent British knight, Sir Leigh Teabing. The Teacher laid bare for all to see. Teabing had caught wind of the Vatican's plans to disassociate itself from Opus Dei. He had chosen Aringarosa as the perfect pawn in his plan. After all, who more likely to leap blindly after the Holy Grail than a man like myself with everything to lose? The Grail would have brought enormous power to anyone who possessed it.

Ощущая слабость и ломоту во всем теле, Арингароса устало закрыл глаза. По телевизору передавали последние новости об аресте известного британского ученого, рыцаря сэра Лью Тибинга. Учитель нас всех переиграл. Очевидно, Тибинг пронюхал что-то о планах Ватикана отмежеваться от "Опус Деи". И для осуществления уже своих планов выбрал епископа Арингаросу. Да и кто еще стал бы охотиться за Граалем с таким слепым упорством и усердием? Вряд ли человек, которому есть что терять. К тому же, если верить легендам, Грааль приносил новому своему обладателю невиданные прежде власть и могущество.


Leigh Teabing had protected his identity shrewdly-feigning a French accent and a pious heart, and demanding as payment the one thing he did not need-money. Aringarosa had been far too eager to be suspicious. The price tag of twenty million euro was paltry when compared with the prize of obtaining the Grail, and with the Vatican's separation payment to Opus Dei, the finances had worked nicely. The blind see what they want to see. Teabing's ultimate insult, of course, had been to demand payment in Vatican bonds, such that if anything went wrong, the investigation would lead to Rome.

Лью Тибинг чрезвычайно изобретательно скрывал свое истинное лицо. Говорил с сильным французским акцентом, притворялся глубоко набожным человеком, требовал в качестве вознаграждения то, в чем он вовсе не нуждался, а именно - деньги. И Арингароса оказался слишком заинтересованным лицом, чтобы заподозрить неладное. Сумма в двадцать миллионов евро была просто ничто в сравнении с возможностью заполучить Грааль, а финансовая сторона дела была благополучно разрешена выплатой Ватиканом в качестве отступных "Опус Деи" этих самых миллионов. Слепой видит то, что хочет видеть. Но самым оскорбительным в мошеннической афере Тибинга стало то, что он потребовал выплаты в виде облигаций Банка Ватикана на предъявителя. С тем чтобы, если вдруг что-то пойдет не так, все нити расследования привели в Рим.


"I am glad to see you're well, My Lord."

- Рад видеть, что вам уже лучше, святой отец.


Aringarosa recognized the gruff voice in the doorway, but the face was unexpected-stern, powerful features, slicked-back hair, and a broad neck that strained against his dark suit.

Арингароса сразу узнал хрипловатый голос, но лицо человека, появившегося в дверях, было ему незнакомо - он представлял себе его совершенно иным. Строгие грубоватые черты, черные, гладко прилизанные волосы, толстая шея, выпирающая из воротничка рубашки под черным костюмом.


"Captain Fache?" Aringarosa asked. The compassion and concern the captain had shown for Aringarosa's plight last night had conjured images of a far gentler physique.

- Капитан Фаш? - неуверенно спросил Арингароса. Сострадание и забота, которые проявил к нему капитан вчера ночью, как-то не вязались с обликом этого сурового человека.


The captain approached the bed and hoisted a familiar, heavy black briefcase onto a chair.

Капитан приблизился к постели и опустил на стул знакомый Арингаросе тяжелый черный портфель.


"I believe this belongs to you."

- Полагаю, это принадлежит вам?


Aringarosa looked at the briefcase filled with bonds and immediately looked away, feeling only shame.

Арингароса взглянул на портфель, туго набитый облигациями, и тут же смущенно отвел взгляд, ему было стыдно.


"Yes... thank you." He paused while working his fingers across the seam of his bedsheet, then continued. "Captain, I have been giving this deep thought, and I need to ask a favor of you."

- Да... благодарю вас. - Какое-то время он молчал, теребя пальцами край простыни, затем решился: - Капитан, я долго раздумывал над всем этим... И хочу попросить вас об одном одолжении.


"Of course."

- Да, разумеется. Слушаю вас.


"The families of those in Paris who Silas..." He paused, swallowing the emotion. "I realize no sum could possibly serve as sufficient restitution, and yet, if you could be kind enough to divide the contents of this briefcase among them... the families of the deceased."

- Семьи тех людей в Париже, которых Сайлас... - Тут он умолк, проглотил подкативший к горлу комок. - Понимаю, никакие в мире деньги не могут возместить ужасной утраты. Однако если вы окажете мне такую любезность и разделите средства, лежащие в этом портфеле, между ними... между семьями убитых...


Fache's dark eyes studied him a long moment.

Темные глазки Фаша какое-то время пристально изучали епископа.


"A virtuous gesture, My Lord. I will see to it your wishes are carried out."

- Благородный поступок, милорд. Обещаю, я прослежу за тем, чтобы ваше пожелание было исполнено должным образом.


A heavy silence fell between them.

Повисла томительная пауза.


On the television, a lean French police officer was giving a press conference in front of a sprawling mansion. Fache saw who it was and turned his attention to the screen.

На экране телевизора высокий худощавый офицер французской полиции давал интервью на фоне старинного особняка. Фаш узнал его и впился глазами в экран.


"Lieutenant Collet," a BBC reporter said, her voice accusing. "Last night, your captain publicly charged two innocent people with murder. Will Robert Langdon and Sophie Neveu be seeking accountability from your department? Will this cost Captain Fache his job?"

- Лейтенант Колле, - в голосе британской корреспондентки Би-би-си слышались укоризненные нотки, - прошлой ночью ваш непосредственный начальник публично обвинил двух совершенно ни в чем не повинных людей в убийстве. Будут ли Роберт Лэнгдон и Софи Неве предъявлять официальные претензии вашему ведомству? Во что обойдется капитану Фашу эта ошибка?


Lieutenant Collet's smile was tired but calm.

Лейтенант Колле ответил ей усталой, но спокойной улыбкой:


"It is my experience that Captain Bezu Fache seldom makes mistakes. I have not yet spoken to him on this matter, but knowing how he operates, I suspect his public manhunt for Agent Neveu and Mr. Langdon was part of a ruse to lure out the real killer."

- По своему опыту знаю, что капитан Безу Фаш ошибается чрезвычайно редко. Этот вопрос я пока с ним не обсуждал, но если хотите знать мое личное мнение... Полагаю, преследование агента Неве и мистера Лэнгдона было продиктовано стремлением обмануть истинного убийцу, усыпить его подозрения и затем схватить.


The reporters exchanged surprised looks.

Репортеры обменялись удивленными взглядами. Колле продолжил:


Collet continued. "Whether or not Mr. Langdon and Agent Neveu were willing participants in the sting, I do not know. Captain Fache tends to keep his more creative methods to himself. All I can confirm at this point is that the captain has successfully arrested the man responsible, and that Mr. Langdon and Agent Neveu are both innocent and safe."

- Являлись ли мистер Лэнгдон и агент Неве добровольными участниками этого плана, не знаю, не могу сказать. Капитан Фаш редко делится подобной информацией с подчиненными, что, как мне кажется, вполне объяснимо. Единственное, о чем могу заявить твердо и со всей ответственностью: на данный момент капитан уже арестовал истинного подозреваемого. А мистер Лэнгдон и агент Неве невиновны.


Fache had a faint smile on his lips as he turned back to Aringarosa.

Фаш обернулся к Арингаросе, на губах его играла еле заметная улыбка.


"A good man, that Collet."

- Толковый все же малый этот Колле.


Several moments passed. Finally, Fache ran his hand over his forehead, slicking back his hair as he gazed down at Aringarosa.

Прошло еще несколько секунд. Фаш провел рукой по голове, приглаживая и без того прилизанные волосы, затем взглянул на Арингаросу:


"My Lord, before I return to Paris, there is one final matter I'd like to discuss-your impromptu flight to London. You bribed a pilot to change course. In doing so, you broke a number of international laws."

- Прежде чем вернуться в Париж, милорд, хотелось бы внести ясность в один вопрос. Речь идет о вашем несанкционированном перелете в Лондон. Чтобы изменить курс, вы подкупили пилота. Известно ли вам, что подобные действия подпадают под статью международного закона о перевозках?


Aringarosa slumped. "I was desperate."

- Просто я был в отчаянии, - прошептал Арингароса.


"Yes. As was the pilot when my men interrogated him." Fache reached in his pocket and produced a purple amethyst ring with a familiar hand-tooled mitre-crozier applique.

- Да, это понятно. То же самое подтвердил и пилот в беседе с моими людьми. - Фаш запустил руку в карман и достал толстое золотое кольцо с пурпурным аметистом.


Aringarosa felt tears welling as he accepted the ring and slipped it back on his finger.

У Арингаросы даже слезы на глаза навернулись, когда он принял кольцо от Фаша и надел на палец.


"You've been so kind." He held out his hand and clasped Fache's. "Thank you."

- Вы так добры ко мне! - Он взял Фаша за руку, слегка сжал ее в своей. - Спасибо вам.


Fache waved off the gesture, walking to the window and gazing out at the city, his thoughts obviously far away. When he turned, there was an uncertainty about him.

Тот лишь отмахнулся и подошел к окну. Стоял и смотрел на раскинувшийся перед ним город, и мысли его были где-то далеко. Затем снова обернулся к епископу, в голосе его звучали нотки озабоченности:


"My Lord, where do you go from here?"

- Скажите, милорд, куда вы потом отправитесь?


Aringarosa had been asked the exact same question as he left Castel Gandolfo the night before.

Примерно тот же вопрос задали Арингаросе, когда накануне ночью он покидал замок Гандольфо.


"I suspect my path is as uncertain as yours."

- Полагаю, мои пути столь же неисповедимы, как и ваши.


"Yes." Fache paused. "I suspect I will be retiring early."

- Да уж, - буркнул в ответ Фаш. И после паузы добавил: - Думаю, скоро подам в отставку.


Aringarosa smiled.

Арингароса улыбнулся:


"A little faith can do wonders, Captain. A little faith."

- Немного веры - и человек способен творить настоящие чудеса, капитан. Совсем немного веры...


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru