Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава

I ¤ II ¤ III ¤ IV ¤ V ¤ VI


MOWGLI'S BROTHERS
БРАТЬЯ МАУГЛИ

And the anxious mothers would take up the call:

И заботливые матери подхватывали:


"Look - look well, O Wolves!"

- Смотрите же, смотрите хорошенько, о волки!


At last - and Mother Wolf's neck-bristles lifted as the time came - Father Wolf pushed "Mowgli, the Frog," as they called him, into the center, where he sat laughing and playing with some pebbles that glistened in the moonlight.

Наконец - и мать Волчица вся ощетинилась, когда подошла их очередь, - Отец Волк вытолкнул на середину круга Лягушонка Маугли. Усевшись на землю, Маугли засмеялся и стал играть камешками, блестевшими в лунном свете.


Akela never raised his head from his paws, but went on with the monotonous cry,

Акела ни разу не поднял головы, лежавшей на передних лапах, только время от времени все так же повторял:


"Look well!"

- Смотрите, о волки!


A muffled roar came up from behind the rocks - the voice of Shere Khan crying,

Глухой рев донесся из-за скалы - голос Шер-Хана:


"The cub is mine; give him to me. What have the Free People to do with a man's cub?"

- Детеныш мой! Отдайте его мне! Зачем Свободному Народу человечий детеныш?


Akela never even twitched his ears. All he said was,

Но Акела даже ухом не повел. Он сказал только:


"Look well, O Wolves! What have the Free People to do with the orders of any save the Free People? Look well!"

- Смотрите, о волки! Зачем Свободному Народ слушать чужих? Смотрите хорошенько!


There was a chorus of deep growls, and a young wolf in his fourth year flung back Shere Khan's question to Akela:

Волки глухо зарычали хором, и один из молоды четырехлеток в ответ Акеле повторил вопрос Шер Хана:


"What have the Free People to do with a man's cub?"

- Зачем Свободному Народу человечий детеныш?


Now the Law of the Jungle lays down that if there is any dispute as to the right of a cub to be accepted by the Pack, he must be spoken for by at least two members of the Pack who are not his father and mother.

А Закон Джунглей говорит, что если поднимется спор о том, можно ли принять детеныша в Стаю, в его пользу должны высказаться по крайней мере два волка из Стаи, но не отец и не мать.


"Who speaks for this cub?" said Akela. "Among the Free People, who speaks?"

- Кто за этого детеныша? - спросил Акела. - Кто из Свободного Народа хочет говорить?


There was no answer, and Mother Wolf got ready for what she knew would be her last fight, if things came to fighting.

Ответа не было, и Мать Волчица приготовилась к бою, который, как она знала, будет для нее последним, если дело дойдет до драки.


Then the only other creature who is allowed at the Pack Council - Baloo, the sleepy brown bear who teaches the wolf cubs the Law of the Jungle, old Baloo - who can come and go where he pleases because he eats only nuts and roots and honey - rose up on his hind quarters and grunted.

Тут поднялся на задние лапы и заворчал единственный зверь другой породы, которого допускают на Совет Стаи, - Балу, ленивый бурый медведь, который обучает волчат Закону Джунглей, старик Балу, который может бродить где ему вздумается, потому что он ест одни только орехи, мед и коренья.


"The man's cub - the man's cub?" he said. "I speak for the man's cub. There is no harm in a man's cub. I have no gift of words, but I speak the truth. Let him run with the Pack, and be entered with the others. I myself will teach him."

- Человечий детеныш? Ну что же, - сказал он, - я за детеныша. Он никому не принесет вреда. Я не мастер говорить, но говорю правду. Пусть он бегает со Стаей. Давайте примем детеныша вместе с другими. Я сам буду учить его.


"We need yet another," said Akela. "Baloo has spoken, and he is our teacher for the young cubs. Who speaks besides Baloo?"

- Нам нужен еще кто-нибудь, - сказал Акела. - Балу сказал свое слово, а ведь он учитель наших волчат. Кто еще будет говорить, кроме Балу?


A black shadow dropped down into the circle. It was Bagheera, the Black Panther, inky black all over, but with the panther markings showing up in certain lights like the pattern of watered silk.

Черная тень легла посреди круга. Это была Багира, черная пантера, черная вся сплошь, как чернила, но с отметинами, которые, как у всех пантер, видны на свету, точно легкий узор на муаре.


Everybody knew Bagheera, and nobody cared to cross his path; for he was as cunning as Tabaqui, as bold as the wild buffalo, and as reckless as the wounded elephant. But he had a voice as soft as wild honey dripping from a tree, and a skin softer than down.

Все в джунглях знали Багиру, и никто не захотел бы становиться ей поперек дороги, ибо она была хитра, как Табаки, отважна, как дикий буйвол, и бесстрашна, как раненый слон. Зато голос у нее был сладок, как дикий мед, капающий с дерева, а шкура мягче пуха.


"O Akela, and ye, the Free People," he purred, "I have no right in your assembly; but the Law of the Jungle says that if there is a doubt which is not a killing matter in regard to a new cub, the life of that cub may be bought at a price. And the Law does not say who may or may not pay that price. Am I right?"

- О Акела, и ты, Свободный Народ, - промурлыкала она, - в вашем собрании у меня нет никаких прав, но Закон Джунглей говорит, что, если начинается спор из-за нового детеныша, жизнь этого детеныша можно выкупить. И в Законе не говорится, кому можно, а кому нельзя платить этот выкуп. Правда ли это?


"Good! good!" said the young wolves, who are always hungry. "Listen to Bagheera. The cub can be bought for a price. It is the Law."

- Так! Так! - закричали молодые волки, которые всегда голодны. - Слушайте Багиру! За детеныша можно взять выкуп. Таков Закон.


"Knowing that I have no right to speak here, I ask your leave."

- Я знаю, что не имею права говорить здесь, и прошу у вас позволения.


"Speak then," cried twenty voices.

- Так говори же! - закричало двадцать голосов разом.


"To kill a naked cub is shame. Besides, he may make better sport for you when he is grown. Baloo has spoken in his behalf. Now to Baloo's word I will add one bull, and a fat one, newly killed, not half a mile from here, if ye will accept the man's cub according to the Law. Is it difficult?"

- Стыдно убивать безволосого детеныша. Кроме того, он станет отличной забавой для вас, когда подрастет. Балу замолвил за него слово. А я к слову Балу прибавлю буйвола, жирного, только что убитого буйвола, всего в полумиле отсюда, если вы примете человечьего детеныша в Стаю, как полагается по закону. Разве это так трудно?


There was a clamour of scores of voices, saying:

Тут поднялся шум, и десятки голосов закричали разом:


"What matter? He will die in the winter rains. He will scorch in the sun. What harm can a naked frog do us? Let him run with the Pack. Where is the bull, Bagheera? Let him be accepted."

- Что за беда? Он умрет во время зимних дождей. Его сожжет солнце. Что может нам сделать голый Лягушонок? Пусть бегает со Стаей. А где буйвол, Багира? Давайте примем детеныша!


Mowgli was still playing with the pebbles, and he did not notice when the wolves came and looked at him one by one. At last they all went down the hill for the dead bull, and only Akela, Bagheera, Baloo, and Mowgli's own wolves were left. Shere Khan roared still in the night, for he was very angry that Mowgli had not been handed over to him.

Маугли по-прежнему играл камешками и не видел, как волки один за другим подходили и осматривали его. Наконец все они ушли с холма за убитым буйволом, и остались только Акела, Багира, Балу и семья Лягушонка Маугли. Шер-Хан все еще ревел в темноте - он очень рассердился, что Маугли не отдали ему.


"Ay, roar well," said Bagheera, under his whiskers; "for the time comes when this naked thing will make thee roar to another tune, or I know nothing of Man."

- Да, да, реви громче! - сказала Багира себе в усы. - Придет время, когда этот голышонок заставит тебя реветь на другой лад, или я ничего не смыслю в людях.


"It was well done," said Akela. "Men and their cubs are very wise. He may be a help in time."

- Хорошо мы сделали! - сказал Акела. - Люди и их детеныши очень умны. Когда-нибудь он станет нам помощником.


"Truly, a help in time of need; for none can hope to lead the Pack forever," said Bagheera.

- Да, помощником в трудное время, ибо никто не может быть вожаком Стаи вечно, - сказала Багира.


Akela said nothing. He was thinking of the time that comes to every leader of every pack when his strength goes from him and he gets feebler and feebler, till at last he is killed by the wolves and a new leader comes up - to be killed in his turn.

Акела ничего не ответил. Он думал о той поре, которая настает для каждого вожака Стаи, когда сила уходит от него мало-помалу. Волки убивают его, когда он совсем ослабеет, а на его место становится новый вожак, чтобы со временем тоже быть убитым.


"Take him, away" he said to Father Wolf, "and train him as befits one of the Free People."

- Возьми детеныша, - сказал он Отцу Волку, - и воспитай его, как подобает воспитывать сыновей Свободного Народа.


And that is how Mowgli was entered into the Seeonee wolf-pack for the price of a bull and on Baloo's good word.

Так Лягушонок Маугли был принят в Сионийскую стаю - за буйвола и доброе слово Балу.


Now you must be content to skip ten or eleven whole years, and only guess at all the wonderful life that Mowgli led among the wolves, because if it were written out it would fill ever so many books.

Теперь вам придется пропустить целых десять или одиннадцать лет и разве только догадываться о том, какую удивительную жизнь вел Маугли среди волков, потому что если о ней написать подробно, вышло бы много-много книг.


He grew up with the cubs, though they of course were grown wolves almost before he was a child, and Father Wolf taught him his business, and the meaning of things in the jungle, till every rustle in the grass, every breath of the warm night air, every note of the owls above his head, every scratch of a bat's claws as it roosted for a while in a tree, and every splash of every little fish jumping in a pool, meant just as much to him as the work of his office means to a business man.

Он рос вместе с волчатами, хотя они, конечно, стали взрослыми волками гораздо раньше, чем он вышел из младенческих лет, и Отец Волк учил его своему ремеслу и объяснял все, что происходит в джунглях. И потому каждый шорох в траве, каждое дуновение теплого ночного ветерка, каждый крик совы над головой, каждое движение летучей мыши, на лету зацепившейся коготками за ветку дерева, каждый всплеск маленькой рыбки в пруду очень много значили для Маугли.


Chapter / Глава

I ¤ II ¤ III ¤ IV ¤ V ¤ VI
 
Рейтинг@Mail.ru