Book's list / Список книг :

 

Chapter / Глава


Chapter 5 ...in which Piglet meets a heffalump
ГЛАВА ПЯТАЯ. В КОТОРОЙ ПЯТАЧОК ВСТРЕЧАЕТ СЛОНОПОТАМА

"Six o'clock, Piglet. And have you got any string?"

- До шести, Пятачок. А веревка у тебя найдется?


"No. Why do you want string?"

- Нет. А зачем тебе понадобилась веревка?


"To lead them home with."

- Чтобы отвести их домой.


"Oh! ... I think Heffalumps come if you whistle."

- Ох... А я думал, Слонопотамы идут на свист.


"Some do and some don't. You never can tell with Heffalumps. Well, good night!"

- Некоторые идут, а некоторые нет. За Слонопотамов ручаться нельзя. Ну, спокойной ночи!


"Good night!"

- Спокойной ночи!


And off Piglet trotted to his house TRESPASSERS W, while Pooh made his preparations for bed.

И Пятачок побежал рысцой к своему дому, возле которого была доска с надписью "Посторонним В.", а Винни-Пух лег спать.


Some hours later, just as the night was beginning to steal away, Pooh woke up suddenly with a sinking feeling. He had had that sinking feeling before, and he knew what it meant. He was hungry.

So he went to the larder, and he stood on a chair and reached up to the top shelf, and found - nothing.

Спустя несколько часов, когда ночь уже потихоньку убиралась восвояси, Пух внезапно проснулся от какого-то щемящего чувства. У него уже бывало раньше это щемящее чувство, и он знал, что оно означает: ему хотелось есть.

Он поплелся к буфету, влез на стул, пошарил на верхней полке и нашел там пустоту.


"That's funny," he thought. "I know I had a jar of honey there. A full jar, full of honey right up to the top, and it had HUNNY written on it, so that I should know it was honey. That's very funny."

And then he began to wander up and down, wondering where it was and murmuring a murmur to himself. Like this:

" Это странно,- подумал он,- я же знаю, что у меня там был горшок меду. Полный горшок, полный медом до самых краев, и на нем было написано "Миот", чтобы я не ошибся. Очень, очень странно".

И он начал расхаживать по комнате взад и вперед, раздумывая, куда же мог деваться горшок, и ворча про себя песенку-ворчалку. Вот какую:


It's very, very funny,
'Cos I know I had some honey:
'Cos it had a label on,
Saying HUNNY,
A goloptious full-up pot too,
And I don't know where it's got to,
No, I don't know where it's gone -
Well, it's funny.

Куда мой мед деваться мог?
Ведь был полнехонький горшок!
Он убежать никак не мог-
Ведь у него же нету ног!

Не мог уплыть он по реке
(Он без хвоста и плавников),
Не мог зарыться он в песке...
Не мог, а все же- был таков!

Не мог уйти он в темный лес,
Не мог взлететь под небеса...
Не мог, а все-таки исчез!
Ну, это прямо чудеса!


He had murmured this to himself three times in a singing sort of way, when suddenly he remembered. He had put it into the Cunning Trap to catch the Heffalump.

Он проворчал эту песню три раза и внезапно все вспомнил. Он же поставил горшок в Хитрую Западню для Слонопотамов!


"Bother!" said Pooh. "It all comes of trying to be kind to Heffalumps." And he got back into bed.

- Ай-ай-ай!- сказал Пух.- Вот что получается, когда чересчур заботишься о Слонопотамах! И он снова лег в постель.


But he couldn't sleep. The more he tried to sleep, the more he couldn't. He tried Counting Sheep, which is sometimes a good way of getting to sleep, and, as that was no good, he tried counting Heffalumps. And that was worse. Because every Heffalump that he counted was making straight for a pot of Pooh's honey, and eating it all. For some minutes he lay there miserably, but when the five hundred and eighty-seventh Heffalump was licking its jaws, and saying to itself, "Very good honey this, I don't know when I've tasted better," Pooh could bear it no longer. He jumped out of bed, he ran out of the house, and he ran straight to the Six Pine Trees.

Но ему не спалось. Чем больше старался он уснуть, тем меньше у него получалось. Он попробовал считать овец- иногда это очень неплохой способ,- но это не помогало. Он попробовал считать Слонопотамов, но это оказалось еще хуже, потому что каждый Слонопотам, которого он считал, сразу кидался на Пухов горшок с медом и все съедал дочиста! Несколько минут Пух лежал и молча страдал, но когда пятьсот восемьдесят седьмой Слонопотам облизал свои клыки и прорычал: "Очень неплохой мед, пожалуй, лучшего я никогда не пробовал", Пух не выдержал. Он скатился с кровати, выбежал из дому и помчался прямиком к Шести Соснам.


The Sun was still in bed, but there was a lightness in the sky over the Hundred Acre Wood which seemed to show that it was waking up and would soon be kicking off the clothes. In the half-light the Pine Trees looked cold and lonely, and the Very Deep Pit seemed deeper than it was, and Pooh's jar of honey at the bottom was something mysterious, a shape and no more. But as he got nearer lo it his nose told him that it was indeed honey, and his tongue came out and began to polish up his mouth, ready for it.

Солнце еще нежилось в постели, но небо над Дремучим Лесом слегка светилось, как бы говоря, что солнышко уже просыпается и скоро вылезет из-под одеяла. В рассветных сумерках Сосны казались грустными и одинокими; Очень Глубокая Яма казалась еще глубже, чем была, а горшок с медом, стоявший на дне, был совсем призрачным, словно тень. Но когда Пух подошел поближе, нос сказал ему, что тут, конечно, мед, и язычок Пуха вылез наружу и стал облизывать губы.


"Bother!" said Pooh, as he got his nose inside the jar. "A Heffalump has been eating it!"

And then he thought a little and said,

"Oh, no, I did. I forgot."

- Жалко-жалко,- сказал Пух, сунув нос в горшок,- Слонопотам почти все съел!

Потом, подумав немножко, он добавил:

- Ах нет, это я сам. Я позабыл.


Indeed, he had eaten most of it. But there was a little left at the very bottom of the jar, and he pushed his head right in, and began to lick....

К счастью, оказалось, что он съел не все. На самом донышке горшка оставалось еще немножко меда, и Пух сунул голову в горшок и начал лизать и лизать...


By and by Piglet woke up. As soon as he woke he said to himself, "Oh!" Then he said bravely, "Yes," and then, still more bravely, "Quite so." But he didn't feel very brave, for the word which was really jiggeting about in his brain was "Heffalumps."

What was a Heffalump like?
Was it Fierce?
Did it come when you whistled? And how did it come?
Was it Fond of Pigs at all?
If it was Fond of Pigs, did it make any difference what sort of Pig?

Supposing it was Fierce with Pigs, would it make any difference if the Pig had a grandfather called TRESPASSERS WILLIAM?

Тем временем Пятачок тоже проснулся. Проснувшись, он сразу же сказал: "Ох". Потом, собравшись с духом, заявил: "Ну что же!.. Придется",- закончил он отважно. Но все поджилки у него тряслись, потому что в ушах у него гремело страшное слово- СЛОНОПОТАМ!

Какой он, этот Слонопотам?
Неужели очень злой?
Идет ли он на свист? И если идет, то з_а_ч_е_м ?..
Любит ли он поросят или нет?
И к_а_к он их любит?..

Если он ест поросят, то, может быть, он все-таки не тронет поросенка, у которого есть дедушка по имени Посторонним В.?


He didn't know the answer to any of these questions ... and he was going to see his first Heffalump in about an hour from now!

Wouldn't it be better to pretend that he had a headache, and couldn't go up to the Six Pine Trees this morning? But then suppose that it was a very fine day, and there was no Heffalump in the trap, here he would be, in bed all the morning, simply wasting his time for nothing.

What should he do?

Бедный Пятачок не знал, как ответить на все эти вопросы. А ведь ему через какой-нибудь час предстояло впервые в жизни встретиться с настоящим Слонопотамом!

Может быть, лучше притвориться, что заболела голова, и не ходить к Шести Соснам? Но вдруг будет очень хорошая погода и никакого Слонопотама в западне не окажется, а он, Пятачок, зря проваляется все утро в постели?

Что же делать?


And then he had a Clever Idea. He would go up very quietly to the Six Pine Trees now, peep very cautiously into the Trap, and see if there was a Heffalump there. And if there was, he would go back to bed, and if there wasn't, he wouldn't.

So off he went. At first he thought that there wouldn't be a Heffalump in the Trap, and then he thought that there would, and as he got nearer he was sure that there would, because he could hear it heffalumping about it like anything.

И тут ему пришла в голову хитрая мысль. Он пойдет сейчас потихоньку к Шести Соснам, очень осторожно заглянет в западню и посмотрит, есть там Слонопотам или нет. Если он там, то он, Пятачок, вернется и ляжет в постель, а если нет, то он, конечно, не ляжет!..

И Пятачок пошел. Сперва он думал, что, конечно, никакого Слонопотама там не окажется; потом стал думать, что нет, наверно, окажется; когда же он подходил к западне, он был в этом совершенно уверен, потому что услышал, как тот слонопотамит вовсю!


"Oh, dear, oh, dear, oh, dear!" said Piglet to himself. And he wanted to run away. But somehow, having got so near, he felt that he must just see what a Heffalump was like. So he crept to the side of the Trap and looked in.

- Ой-ой-ой! - сказал Пятачок. Ему очень захотелось убежать. Но он не мог. Раз он уже подошел так близко, нужно хоть одним глазком глянуть на живого Слонопотама. И вот он осторожно подкрался сбоку к яме и заглянул туда...


And all the time Winnie-the-Pooh had been trying to get the honey-jar off his head. The more he shook it, the more tightly it stuck.

"Bother!" he said, inside the jar, and "Oh, help!" and, mostly, "Ow!" And he tried bumping it against things, but as he couldn't see what he was bumping it against, it didn't help him; and he tried to climb out of the Trap, but as he could see nothing but jar, and not much of that, he couldn't find his way.

So at last he lifted up his head, jar and all, and made a loud, roaring noise of Sadness and Despair ...

and it was at that moment that Piglet looked down.

А Винни-Пух все никак не мог вытащить голову из горшка с медом. Чем больше он тряс головой, тем крепче сидел горшок.

Пух кричал: "Мама!", кричал: "Помогите!", кричал и просто: "Ай-ай-ай", но все это не помогало. О пытался стукнуть горшком обо что-нибудь, но, так как он не видел, обо что он стукает, и это не помогало. Он пытался вылезти из западни, но. Так как он не видел ничего, кроме горшка (да и тот не весь), и это не получалось.

Совсем измучившись, он поднял голову (вместе с горшком) и издал отчаянный, жалобный вопль...

И именно в этот момент Пятачок заглянул в яму.


"Help, help!" cried Piglet, "a Heffalump, a Horrible Heffalump!" and he scampered off as hard as he could, still crying out, "Help, help, a Herrible Hoffalump! Hoff, Hoff, a Hellible Horralump! Holl, Holl, a Hoffable Hellerump!"

And he didn't stop crying and scampering until he got to Christopher Robin's house.

- Караул! Караул! - закричал Пятачок. - Слонопотам, ужасный Слонопотам!!! - И он помчался прочь, так что только пятки засверкали, продолжая вопить:- Караул! Слонасный ужопотам! Караул! Потасный Слоноужам! Слоноул! Слоноул! Карасный Потослонам!..

Он вопил и сверкал пятками, пока не добежал до дома Кристофера Робина.


"Whatever's the matter, Piglet?" said Christopher Robin, who was just getting up.

- В чем дело, Пятачок?- сказал Кристофер Робин, натягивая штанишки.


"Heff," said Piglet, breathing so hard that he could hardly speak, "a Heff - a Heff - a Heffalump."

- Ккк-карапот,- сказал Пятачок, который так запыхался, что едва мог выговорить слово.- Ужо...пото... Слонопотам!


"Where?"

- Где?


"Up there," said Piglet, waving his paw.

- Вон там,- сказал Пятачок, махнув лапкой.


"What did it look like?"

- Какой он?


"Like - like - It had the biggest head you ever saw, Christopher Robin. A great enormous thing, like - like nothing. A huge big - well, like a - I don't know - like an enormous big nothing. Like a jar."

- У-у-ужасный! С вот такой головищей! Ну пря-мо, прямо... как... как не знаю что! Как горшок!


"Well," said Christopher Robin, putting on his shoes, "I shall go and look at it. Come on."

- Ну,- сказал Кристофер Робин, надевая ботинки,- я должен на него посмотреть. Пошли.


Piglet wasn't afraid if he had Christopher Robin with him, so off they went...

Конечно, вдвоем с Кристофером Робином Пятачок ничего не боялся. И они пошли.


"I can hear it, can't you?" said Piglet anxiously, as they got near.

- Слышишь, слышишь? Это он!- сказал Пятачок испуганно, когда они подошли поближе.


"I can hear something," said Christopher Robin.

- Что-то слышу,- сказал Кристофер Робин.


It was Pooh bumping his head against a tree-root he had found.

Они слышали стук. Это бедный Винни, наконец, наткнулся на какой-то корень и пытался разбить свой горшок.


"There!" said Piglet. "Isn't it awful?" And he held on tight to Christopher Robin's hand.

- Стой, дальше нельзя! - сказал Пятачок, крепко стиснув руку Кристофера Робина.- Ой, как страшно!..


Suddenly Christopher Robin began to laugh ... and he laughed . . and he laughed ... and he laughed. And while he was still laughing - Crash went the Heffalump's head against the tree-root, Smash went the jar, and out came Pooh's head again....

И вдруг Кристофер Робин покатился со смеху. Он хохотал и хохотал... хохотал и хохотал... И пока он хохотал, голова Слонопотама здорово ударилась о корень. Трах!- горшок разлетелся вдребезги. Бах!- и появилась голова Винни-Пуха.


Then Piglet saw what a Foolish Piglet he had been, and he was so ashamed of himself that he ran straight off home and went to bed with a headache.

But Christopher Robin and Pooh went home to breakfast together.

И тут наконец Пятачок понял, каким он был глупым Пятачком. Ему стало так стыдно, что он стремглав помчался домой и лег в постель с головной болью, и в это утро он почти окончательно решил убежать из дому и стать моряком.

А Кристофер Робин и Пух отправились завтракать.


"Oh, Bear!" said Christopher Robin. "How I do love you!"

- Мишка!- сказал Кристофер Робин.- Я тебя ужасно люблю!


"So do I," said Pooh.

- А я-то!- сказал Винни-Пух.


Chapter / Глава

 
Рейтинг@Mail.ru